Recherche
Recherche
Animaux 1 résultat
  • Очень понравился рассказ

    ДЕТКИ - МАТЕРИ

    Кошка Манька жила в зоопарке очень давно. Когда-то, еще полуслепым котенком, ее подбросили в клетку к злобной волчице Фурии. Свирепой хищницы побаивались даже служители – она огрызалась и рычала на людей, бросалась на прутья клетки и дважды устраивала побеги. Казалось, котенок обречен. Но незадолго до того на свет появилось четыре писклявых серых комочка шерсти. И Фурия сперва не заметила, что детенышей в логове стало больше, а потом облизала пушистого приемыша и выкормила как своего.
    У клетки прибавилось посетителей. И взрослые и дети с восторгом смотрели, как волчата играют с проворным полосатым котенком, припадают на передние лапы, рычат и пробуют ухватить подружку за хвост. Удивительную семейку фотографировали, о ней писали в газетах, пробовали даже снимать для местного телеканала, но Фурия оправдала свою кличку, в клочья порвав штаны оператору. Идиллия длилась недолго – повзрослевших волчат разослали по другим зоопаркам, волчица неожиданно умерла от какой-то молниеносной собачьей инфекции. А Манька осталась.
    Она жила на вольном выгуле, обходила дозором дорожки и клетки, величаво принимала подношения от гостей и виртуозно уворачивалась от желающих погладить ее пышную пятнистую шкурку – жизнь в клетке сделала кошку неласковой. Свой вольер у нее тоже был – за павильоном с лесными жителями. Там в деревянном домике с надежной крышей и подстилкой из душистого сена Манька дважды в год приносила котят – как на подбор красавчиков, крепышей и будущих мышеловов. В этом и заключалась ее работа.
    Манька слыла отличной матерью, заботливой, нежной, мудрой. И молока у нее приходило – хоть залейся. Поэтому вместе с котятами копошились, пищали и присасывались к соскам приемыши самых разных пород. И Манька безропотно выкармливала сироток. Потешных ежат с голыми пузиками и мяконькими колючками, толстых пушистых крольчат, полосатых енотиков, милых бельчат и даже маленького волчонка – он родился слабым, и волчица от него отказалась. Сотрудники зоопарка называли Маньку «мать-героиня», хвалили и баловали. Кошка старалась как умела – вылизывала потомство, учила ухаживать за шерсткой, ходить в лоток, шипеть на врагов и презрительно коситься на род человеческий. Получалось неплохо.
    Новенького воспитанника она подобрала в инкубаторе, заглянув туда с очередным обходом. В зоопарк с месяц назад привезли яйца эму, казуаров и еще каких-то экзотических птиц, со дня на день ожидали птенцов. До пернатых Маньке не было дела, но на писк она среагировала мгновенно. Черный, мокрый, горячий как печка детеныш неизвестной породы был немногим меньше самой кошки, он жалобно разевал рот и явно хотел к маме. Недолго думая, Манька ухватила малыша за шиворот и утащила к себе в домик.
    Подрастающие котята не слишком обрадовались новому братцу. Но сперва кошка весомыми оплеухами разъяснила им правила поведения, а затем проявились достоинства нового родственника. Его черные бока согревали домик лучше любой батареи, спать прижавшись к теплой чешуе оказалось весьма приятно. Плюс куда-то моментально исчезли блохи, страшные мохноногие пауки и злые крысы, скалившие зубы из дальних нор. И еда в мисках больше не замерзала. И играть с братцем получалось неплохо – неуклюжий и неповоротливый он забавно разевал пасть и тяжело прыгал, пытаясь поймать шалунов.
    Служители зоопарка не сразу поняли, что у Маньки в семье за прибавление. Сторож Палыч решил, что кошка притащила с помойки бесхозного щенка и не стал никому рассказывать. Практикантка Липочка успела обрадоваться, что умная кошка спасла морскую свинку из террариума. А ветеринар Коркия подумал, что бедной Маньке шутки ради подкинули мини-пига и решил посмотреть – что получится.
    Истина стала явной, когда детеныш застрял в домике и развопился на весь зоопарк. Палычу пришлось распиливать крышу, попутно отмахиваясь от паникующей кошки. У спасенного малыша оказалось четыре когтистых лапы, зубастая пасть, длинный хвост с шипом на конце и два бугорка на спине, в которых явно угадывались зачатки будущих крыльев.
    - Ящер! – ахнул Палыч и сел прямиком в стог сена. От полного конфуза старика спасла лишь припасенная в кармане фартука бутылочка с таинственным содержимым.
    - Дракон! – исправила сторожа Липочка и тихонько упала в обморок.
    - Перед нами Draco magnifica, дамы и господа, - констатировал образованный ветеринар. – Неизвестный науке вид.
    Совещание по поводу инцидента затянулось почти до утра. Директор зоопарка, человек старорежимный и мнительный, опасался, что дракон подрастет и разнесет клетку к кузькиной матери. Маркетолог уверял, что продажа билетов вырастет в два с половиной раза, не говоря о сувенирах и календариках. Зам по развитию обещала взять на себя все переговоры и в перспективе выменять подросшего дракотенка на белого слона, тигра или хотя бы медведя. Главбух беспокоился, что редкостного питомца непременно попытаются выкрасть. Спорили долго, бурно и жарко. Наконец сообща порешили – оставить, но бдить!
    Маленького дракона переселили в отдельную большую клетку на задворках – показывать его публике пока что не решались. Котят забрали, чтобы раздать желающим – на Манькиных детей всегда выстраивалась очередь. Кошку тоже хотели выселить, но осиротевший дракон улегся в угол вольера и заплакал, словно ребенок. Пришлось вернуть.
    В размерах дракон, вопреки ожиданиям, увеличивался довольно медленно. Через полгода сделался размером с овчарку, через год – с лошадь. Крылья у него выросли, но для взлета все еще не годились, и клубы дыма не обращались в огненное дыхание. Зато чешуя засияла металлическим блеском, грозные клыки отсверкивали из пасти и глаза сделались золотисто-янтарными с искрами пламени в глубине.
    Невзирая на размеры он оставался кротким и смирным зверем, на волю не торопился, решетку не тряс и бетонный пол подрывать не пробовал. Сокровища (ими объявлялось все блестящее и бесхозное) прятал в логово и стерег рьяно. В остальном вел себя хорошо, не огрызался на сторожей, покорно разрешал чистить клетку, поливать пол из шланга и даже тыкать иголкой в лапу – ветеринар Коркия дважды в месяц делал анализы, изучая Draco magnifica по мере сил.
    В еде теплокровный ящер оказался непривередлив – и от каши с мясной обрезью не отказывался и от подпорченных фруктов и от картофельных очистков и рыбьих голов. Больше всего любил молоко с кукурузными хлопьями – обнимал миску передними лапами, урчал и выдувал дым из ноздрей. Впрочем, толику лакомства для приемной мамы обязательно оставлял. И не ложился спать, пока кошка не вернется из ночных странствий. Манька в свою очередь так привязалась к воспитаннику, что перестала плодиться и заунывным воем собирать с округи любвеобильных котов. Она таскала в клетку мышей и колбасные шкурки, вылизывала дракону морду, дремала, свернувшись у него между лап, и шипела на всех, кто приближался к клетке. Вскоре у кошки прибавилось поводов для тревоги.
    Старорежимный директор вышел на пенсию – почтенный возраст дал о себе знать. Взамен прислали эффективного менеджера с большими связями и новая метла заработала на все четыре стороны. Уволили половину сотрудников, урезали зарплаты и содержание, распродали экзотических птиц, шимпанзе и тигрицу – чересчур дороги. На дорожках появились киоски с яркими лакомствами и игрушками «made in China», аттракционы-стрелялки и танцевальные павильоны. Звери сделались дополнением к выгодным развлечениям – им никто не желал зла, но и интереса они больше не представляли.
    Кошку Маньку сняли с довольствия первой – эффективный менеджер счел, что выхаживать слабых детенышей нерентабельно. До дракона руки дошли не сразу, нов итоге и его приспособили к делу. Выставили в клетке между рептилиями и хищниками, повесили табличку Draco magnifica и посадили фотографа – делать желающим снимки на фоне чудища. Нельзя сказать, что дракона обрадовало такое внимание. Он прятался в логове (приходилось выпихивать его метлами к посетителям), жалобно выл, дрожал чешуйчатым брюхом и шарахался от любопытных. Только Манька кое-как могла утихомирить воспитанника – рядом с кошкой дракон вел себя относительно смирно.
    Ветеринар Коркия дважды делал доклады, требуя обеспечить редкому питомцу покой, но слушать его не стали. Мало ли что зверушка плохо ест, мало ли с чего выглядит чахлой – зима, авитаминоз, к весне выправится. А нет – так и чучело из дракона получится выразительное. Практикантка Липочка прорвалась к директору и устроила сцену, обещая пожаловаться в Гринпис. Дурочку уволили тотчас, без выходного пособия. Только Палыч молчал – старик знал, что с начальством спорить себе дороже. Но у сторожа было доброе сердце.
    По ночам, когда в пустом зоопарке не оставалось ни единой живой души, Палыч открывал клетку и выводил дракона. Прогуливал по дорожкам, разрешал прокатиться с горки, приманивал к замерзшему пруду и прикармливал рыбой, подбрасывая добычу в воздух – с каждым разом выше и дальше. Сперва дракон плюхался чешуйчатым пузом об лед и вопил от обиды, потом научился ловить еду на лету, а к весне и сам стал тяжело подниматься ввысь. Кошка Манька сидела на берегу, терзала персональную кильку и мурлыкала в усы. Ее драгоценный питомец снова подрос и даже прибавил в весе.
    Все закончилось в марте. Компания подвыпивших бандюганов решила поразвлечься по-пацански. То есть поохотиться на доступную дичь. И под покровом ночи пацаны забрались в зоопарк. Закидали петардами клетку с волками, потыкали палкой в медведицу, попытались изловить и зажарить лебедя – всеобщий любимец не первый год зимовал на пруду. Встречи с драконом пацаны явно не ожидали. Перепуганный ящер дыхнул на нежданных гостей и впервые сумел изрыгнуть пламя. Пацаны выжили, но лишились волос, дорогой одежды и золотых цепей – «голды» дракон подцепил когтем и уволок в логово – охранять.
    Поднялся шум. Журналистов в зоопарк не пустили, а вот визита полиции избежать не удалось. Дракона признали опасным, заведение пообещали закрыть, и эффективный менеджер принял решение безо всяких королевских советов. Ветеринар Коркия на прямой вопрос развел руками – не могу знать, товарищ директор, чем усыпить дракона. Егеря из охотхозяйства стрелять в диковинного зверя отказались наотрез – кто из жалости, кто из трусости. Пришлось вызывать охотника из столицы. Пока суд да дело, клетку загородили, и подходить к чудовищу настрого запретили, только корм забрасывали вилами, чтобы зверюга не взбесилась от голода. Дракон блаженствовал в одиночестве, урчал над миской, грелся на раннем солнышке, блаженно щуря янтарные глаза. А вот Манька сходила с ума – слонялась по дорожкам, гнусаво мяукала и заглядывала в глаза прохожим. Если б клетка была закрыта простой защелкой или задвижкой, кошка бы справилась, но открыть ключом замок она не могла. Из питомцев зоопарка такой фокус проделывал лишь шимпанзе Тарзан, жаль затейника уже продали.
    Ветеринар Коркия, не дожидаясь конца истории, уехал в отпуск на Кипр – он успел привязаться к незадачливому питомцу. Практикантка Лидочка отправилась в Амстердам, в головной офис «Гринпис», но в ожиданьи приема попала на курсы тантрической йоги и пропала для общества. Не просыхающий вторую неделю Палыч не сомневался, что потеряет работу – запасные ключи от клеток хранились в сторожке и выпустить ящера значило взять вину на себя. А не выпустить – жить с виной до скончания дней.
    Будь Палыч помоложе лет на пятнадцать, шоркай по квартире его скандальная жена Валька, останься в городе дочь, выживи сын, старик бы вряд ли решил геройствовать. И сейчас сомневался – дважды обошел территорию, прислушиваясь к возне встревоженного зверья, к воплям из обезьянника, волчьему вою, тявканью лис, смеху кривоногой гиены. Ночь уже перевалила за середину, когда сторож решился.
    Глупый дракон никак не хотел выходить из клетки – даже рыба не манила его, даже миска свежего молока не прельщала. Метлу он перекусил словно косточку и весело потряс головой – здорово, давай поиграем дальше! В тусклом свете фонарей сделалось видно, что гладкая чешуя светится изнутри горячим светом. Пламенный, дивный зверь!
    Помогла Манька – в прыжке ухватила дракона за острое ухо, нагнула упрямую голову и потащила к выходу изо всех сил. Бедняга крякнул, но сопротивляться не стал – маме кошке виднее. На свободе он сразу взбодрился, понюхал воздух, встряхнулся и распустил перепончатые широкие крылья. Оставалось заставить дракона подняться в воздух.
    Протрезвевший от тоски Палыч понимал, что крупно рискует. Дракону достаточно дыхнуть, чтобы сделать из спасителя свежий шашлык. Эх, была не была! Зарядив дробовик картечью, сторож пальнул из обоих стволов в ясное небо. Перепуганный дракон икнул, взвыл, навалил на редкость вонючую кучу и лишь затем тяжело поднялся в воздух. Бедная Манька сидела на голове у воспитанника, держась зубами за ухо. Соскочить вовремя она не успела.
    Неуклюжий полет быстро выровнялся. Возможно причиной явилась круглая голубая луна, или пленник наконец-то вырос, но крылья понесли его с легкостью. Заложив круг над клетками, дракон вякнул в последний раз и решительно двинулся в сторону городского парка. Палыч перекрестился.
    Вести о чудище появлялись в газетах еще пару недель. Дракона видели на помойках, на задворках рыбозавода, на конеферме, в ювелирной лавке и супермаркете. Обошлось без жертв, но разрушения он причинил немалые, сожрав помимо прочего двадцать восемь кило красной рыбы, двух ротвейлеров и один дорогой дрон. Потом новости поступать перестали, и судьба ящера так и осталась тайной.
    Сторож Палыч избежал увольнения – шум привлек к зоопарку комиссию, началось разбирательство, всплыли растраты, и эффективный менеджер отправился мониторить хозяйство на реке Индигирке. А старик уцелел, проработал еще год с лишним и отправился на пенсию по доброй воле. Незадолго до этого в зоопарк вернулась хлопотливая Манька.
    Путешествие не улучшило характер пожилой кошки, она сделалась ворчливой и беспокойной, неохотно брала из рук лакомства и вообще сторонилась людей. В свой черед она принесла четырех котят – да таких, каких в городе в жизни не видывали – дымчато-голубых, пушистых до невозможности, с искристо-синими внимательными глазами. Поговаривали, что котята эти умеют просачиваться сквозь закрытые двери, читать мысли своих хозяев и даже летать – невысоко, до третьего этажа.
    Не верите? Подите в кассу, купите билет, не забудьте кусочек копченой скумбрии или колбаски – и ступайте навестить Маньку. Ее домик по-прежнему прячется за павильоном с лесными жителями, пол выстелен свежим сеном, а от любопытных посетителей кошку отделяет стекло. Нынче она выкармливает двух рысят с кисточками на ушках, пятнистыми шкурками и прелестными куцыми хвостиками. И воспитывает их строго, но справедливо. Кошка Манька – отличная мама.
    А откуда в зоопарке взялось драконье яйцо, я не знаю. Все вопросы к поставщикам экзотических птиц. Мало ли что они там перепутали…

    plus
    137
    0
    7
  • Здрасте
    Исправленная 3-часть жизней

    Прости, я снова проиграл

          Под подушечками пальцев чувствовалась мягкая ткань кресла. Ветер, дующий из открытого окна, продувал лёгкую ткань, надетую на небольшое тельце. Холодно. Но не холоднее, чем когда узнаёшь о смерти любимого человека. Чёрт... Снова эти ненужные воспоминания. Я вновь потерял тебя. Я потерял тебя уже дважды. Да что не так с этим миром?! Медленно встав с кресла, я начал падать. Не успев ни за что схватиться, я впал в короткий сон, сильно ударившись головой об пол и что-то железное. Кажется, этот человек не сильно беспокоился о безопасности в этом доме. Медленно запустив руку в волосы, достал я её уже в крови. Это было последнее, что я успел сделать до того, как отключился. Что ж, эта жизнь обещает быть весёлой.

          Очнулся я уже в белой палате с запахом бинтов и медицинского спирта. Больница. Кто бы сомневался. Но как я здесь оказался? Пытаюсь медленно поднять голову. Это кто-то так издевается, или это звон из головы? В глазах всё плывёт, не могу сфокусироваться ни на чём. Чёрт. Пролежав ещё несколько минут в одном положении, пытаясь сфокусировать свой взгляд хоть на чём-то, я всё же смог чуть приподнять голову и увидеть человека, мирно спящего на стуле. Резко подняв голову с рук, этот некто обрадовался и начал расспрашивать про моё самочувствие. Чёрт, да кто это вообще такой? "Кто... Вы?" - тихо спрошу я.

          --- Хех, неудивительно, что ты меня забыла, Цу*. Я ведь так редко приезжал... Я Кохаку, можешь звать просто Коху. Твой старший брат. - его по-настоящему янтарные** волосы и медового цвета глаза указывали на его имя, а причёска тихо колыхались от ветра, пробирающегося в палату из приоткрытого окна.

          Вопросов стало чуть меньше, хоть и было их ещё много. Смогу ли я снова найти тебя? И потеряю ли снова... А нужно ли это? Да, я безумно хочу видеть тебя снова. Чувствовать твой запах, перебирать твои мягкие волосы. Знать, что ты жива. Или жив... Жизнь - такая странная штука. Даже слишком... Одно я знаю точно. Я не хочу терять тебя снова. Не переживу. Как и в прошлые разы... Что ж, для начала нужно выписаться из больницы. А дальше уж решим.

          Как оказалось, с братом мы виделись редко, а сейчас он лишь пришёл навестить меня из-за того, что я не отвечал на звонки. Или не отвечала... Собственно, это не так уж и важно. После какого-то переломного момента я заперлась у себя дома, ни с кем не контактировала, а после и вовсе перестала отвечать на звонки брата, который, пусть и звонит не так уж и часто из-за загруженной работы, но всё же беспокоится. Работает Коху, кстати, местным полицейским-детективом. Одновременно и скучно, и интересно. Но пока что мне это неважно. Не для этого перерождался. Или для этого?.. А чёрт его знает, плевать.

          Уже больше месяца я живу со своим старшим братом. Возвращаться в то "подобие" дома мне не хотелось. Да и сам Кохаку настоял на прохождение реабилитации у него. Мало ли во что я вляпаюсь дома. Тебя я всё также не искал. Хотелось, но брат никуда меня не выпускал. Понятно конечно же. Сотрясение мозга с внутреннем кровотечением органов, которые также упали на что-то металлическое. Кто в здравом уме выпустит человека одного после этих травм? Тем более, что требуется реабилитация. Ну и пусть. Вдруг, перегорит. Я стану постепенно забывать тебя... Чёрт, да кого я пытаюсь обмануть?! Тебя? Себя? Ты не выходишь из моей головы днями. Как я тебя, к чёрту, смогу забыть? Слеза предательски скатывается по щеке, падая на книгу. Слишком много всего навалилось. Нужно же хоть иногда не сдерживать свои эмоции... Слёзы застилают прозрачной пеленой глаза, и вот, огонь в камине, перед которым я сижу, расплывается в глазах, а книга намокает всё больше. Через несколько минут я отказываюсь в объятиях обеспокоенного Хоку. Слёзы уже текут ручьём, а взгляд, устремлённый куда-то вдаль, ничего не означает. Скоро вновь вижу понимающий (?) и сочувствующий взгляд брата перед собой. Он прижимает меня к себе, и, наконец, я забываюсь в беспокойном сне.


    ***


    Коху, обеспокоенный моим подавленным настроением, предложил погулять. Развеяться так сказать. Ну а что оставалось делать мне? Отрицать? Бессмысленно. Брат - не слепой человек, понимает, что что-то не так. Понимает, что мне нужна помощь. Беспокоится... Хотя я ему почти никто. Сожительница, не более. А он ведь даже и не знает, что перед ним вместо его сестры сидит Ангел в позапрошлой жизни. Забавно. Но я стараюсь вести себя подобающе сестре. Характера её я, правда, не знаю. Но что обычно делают и чем занимаются сестры примерно предполагаю. Я изменилась. Для него я сильно изменилась, раз он долгое время меня не видел. Ну, хоть так. Получив радостную улыбку в ответ на моё согласие и "Тогда пойдём скорее. Улица не будет ждать!", я весело побежала за ним. Он же так старается. Вот и я постараюсь тоже.


    Улица встретила нас своей летней теплотой и солнечными лучами. Коху неспеша шёл рядом со мной, восторженно рассказывая про какой-то новый аттракцион. Вот вам и полицейский. Но у него заслуженный отдых, ему можно. Да и мне можно. Почему бы не спустить один день на отдых от этой суматошной жизни? Вот и я считаю, что причин отказываться нет.
    Свет слепил глаза и жарил людей. Где-то были слышны радостные крики детей с площадок и спокойные, умиротворённые вздохи их родителей, когда мы подходили совсем близко. Везде царило веселье и покой. Просто обычный и спокойный летний день, когда можно просто отдохнуть и расслабиться после тяжёлых дней и вечной суматохи. Вдохнув чуть теплый воздух, не такой уж и раскалённый для лета, я впервые смог спокойно выдохнуть, зная, что сейчас ничего никому не угрожает. Что можно отдохнуть. А жить, вроде, не так уж и плохо. Жаль, что понимаешь это только в такие моменты, лишь убежав от всех проблем. Но хоть так. Надо бы почаще совершать такие вылазки.



    ***

          Прошло ещё несколько месяцев. Сижу в кресле как обычно, читаю книгу, а Хоку работает за столом. Вчитываясь в книгу так, что даже не сразу обращаю внимание на ругнувшегося на всю комнату брата.

          --- Чёрт! Это снова он. Успешно скрывается от полиции уже на протяжении четырёх месяцев. Акияма***, а именно так зовут преступника, совершает успешные крупные ограбления, промышляет мошенничеством, держит заложников, а иногда, и убивает их. У нас совершенно нет никаких зацепок! Чёрт бы его побрал.

          При упоминании имени преступника сердце дрогнуло и пропустило несколько ударов. Это что? Я же его даже не знаю. Да и к тому же... Это, чёрт его подери, преступник! Что за бред.
          Безумно скучно. Быть может, помочь им в расследовании? Не зря же я всё это время читал "метровые" детективы.

          --- Даже думать об этом не смей! Ты хочешь, чтобы я потерял ещё одного близкого человека из-за работы?! Ну уж нет! Сиди дома и радуйся жизни, она у тебя одна. (Хехе, ну да)

          Я долго не мог понять, о чём он говорит. Осознание правды пришло не сразу.

          --- Что? Родители?.. - всё, что я смог вымолвить своим дрожащим голосом.

          Нахмуренные брови и отведённый взгляд брата "дали" согласие на мой вопрос. Ох, чёрт... Ясно. Видимо, их убили. Полагаю, я должен грустить, верно? Я же даже их не знал... Ну, пусть будет так.

          --- Да и к тому же. Ты девушка! Необученная хрупкая девушка. Что ты собираешься делать с преступником?! - резко перевел тему Коху.

          Ну... А я действительно не знаю. Я умею драться, хорошо знаю мотивы и психологию.. Но будет ли этого достаточно? Плевать.
          В тот же день я взломала компьютер брата с информацией о неком "Акияме". В тот же день я сбежал из дома в ближайший бар, чтобы... Что люди там делают обычно? Ах, да.. Расслабиться.

    Я брёл долгое время, шурша опавшими листьями под ногами. Была осень, конечно. Такое яркое время года, но такое же холодное, сколь и яркое. Осенью красиво. Жизнь словно обновляется, унося живые и тёплые воспоминания куда-то вдаль.
    Вдали начал показываться бар.

          Тихо. По углам сидят заядлые алкаши, от которых несёт перегаром и дешёвыми сигаретами. Противно. Заказывать ничего не собираюсь. А зачем? Забыться? От чего? Забужусь и вновь буду думать о тебе. Протрезвею - станет стыдно за свои эгоистичные выходки, а потом придётся снова и снова подносить ко рту горькое виски или коньяк. Нет. Не хочу так жить. Выгонять меня, вроде, и не собираются. А может и просто не замечают. В этом "заведении" (хотя больше бы подошло "пристанище") лишь пьянь, да и только. И даже пьяный в хлам бармен изредка ходит за таблетками на склад. Видимо, много "проблемных" посетителей. А может, просто голова болит. Но в таких количествах? Не работай он, подумал бы, что он хочет умереть от этих таблеток. Хотя, может так и есть.

          --- Хэй, девушка, не желаешь познакомиться? - раздался голос откуда-то сбоку.

          Внешность смутно напоминала кого-то... Точно! Акияма! Быть может, это бар настолько непопулярный, что преступника здесь не будут искать? Сейчас так темно, хоть глаз выколи. Будет бесполезно. Да и людей достаточно много. Ты почти ничем меня не заинтересовал. Кроме одного. Я чувствовал в тебе душу Мии. Это ещё что за шутки? Мои ангельские способности сохранились и до сих пор? Нет. Тяга к соулмейту****? Не знаю. Уже ничего не знаю. Стоит ли заново с тобой знакомиться? Или... Ты просто очередной плод моей фантазии? Моего уставшего организма. Но ты продолжал смотреть на меня своим загодочно-лукавым взглядом, ожидая ответа. Ай, да чёрт с ним! Терять уже ведь уже нечего. Ведь нечего же?..

          Ты всеми силами старался расположить меня к себе. А может, это просто я не старался бояться тебя. Плевать. Это уже не так важно. Ничего уже неважно. Сразу можно предположить лишь два варианта - 1)Я тебе чем-то приглянулся; 2)Ты стараешься заманить новую жертву в заложники. Меня не тревожил ни один вариант. Пусть будет как будет. Вдруг, это и вправду ты?!.. Слишком много думаю. Пора завязывать. И когда я успел превратиться в такого пессимистичного человека? Надо бы изменить свои взгляды. Хотя, нужно ли оно мне? Посмотрим позже.

          Казалось, будто ты и не собираешься причинять мне боли. Будто ты меня помнишь. Но ведь этого не может быть, так ведь? Лишь в прошлой жизни Ангел может помнить свои жизни. К сожалению или к счастью.
          Прошло некоторое время, мы с тобой разговорились. Чуть не сболтнул лишнего. Но мне повезло, ведь ты не обратил на это внимания. Можно спокойно выдохнуть. Быть может, если мы будем меньше взаимодействовать, ты не покинешь меня? Бред. Ну а вдруг?.. Ты заказал нам два бокала виски. Собираешься спиться и выдать все карты? Не думаю, что ты настолько глуп. А может, просто хочешь споить меня? Хах, ну попробуй. Может, это и приведёт к чему-нибудь интересному. Хах.


    ***


          С тех пор мы стали собираться ночами в том самом баре. "Проигрыш", вроде. Занятное название для какой-то забегаловки, верно? Сюда обычно приходят те, кто проигрывает. Или просто от скуки. Я надеюсь, что от скуки. Не могу же проиграть и в этой жизни. Наверное. Коху всё чаще стал ругать меня за мои "ночные гулянки". Ну не могу же я сказать ему правду. Тем более тогда, когда у него завал в работе из-за Аки. Извини, брат, но я испытываю к нему чувства уже на протяжении 3-ёх жизней. Да, теперь я полностью уверен, что это именно ты. Даже превратившись в преступника, ты не утратил ни единого хорошего качества. Просто... Так сложилась судьба, верно? Я знаю, что ты не хочешь ничего этого делать. Но после перерождения есть и побочные действия. Одно из них - подчинение действиям предыдущей души. Прости меня. Прости. Я не могу ничего исправить, извини. Лишь буду рядом. Хотя и это тебе вряд ли нужно... Но. Я постараюсь.

          Прошёл месяц. Ты предложил встречаться. Мог ли я тебе отказать? Нет конечно. Для меня даже немного шок, что все твои действия действительно похожи на искренность. Это так... Странно? Полагаю. Но, быть может, всё наконец налаживается? Может, лучше просто расслабиться и наслаждаться этой жизнью? Не хочу расслабляться. Вдруг, всё будет, как и в прошлый раз?.. Не хочу, чтобы ты меня снова покидал. Это трудно. Трудно и тяжело. Пусть я и слабак, мне очень тяжело каждый раз, снова и снова, переживать твою смерть. Смерть единственного близкого мне человека. Единственной "вечной" любви. А ты ведь даже и не знаешь об этом. И не узнаешь. Я не смогу рассказать тебе про твои прошлые жизни. Слишком большое давление. Поэтому люди и забывают их. Просто просыпаются в теле другого человека, душа которого или переносится в другое тело или отправляется в забытие. Смотря от их целей, которые остаются в мире. Или же не остаются. Однако, было бы гораздо тяжелее адаптироваться в новой жизни, помня свою старую. Или имея хоть несколько воспоминаний оттуда. Верно же? Думаю, и я бы так не страдал, не помнил бы я свои прошлые жизни и тебя. Хотя, страдаю ли я? Лишь от потери. Постоянной потери. Ведь моя к тебе любовь никак не мешает мне жить. Лишь заставляет жить и дальше. Спасибо тебе за столь хорошие и тёплые воспоминания. Надеюсь, всё так и будет.


    ***

    В очередной солнечный день я подхожу к нашему месту, жмурясь от слишком ярких лучей. Это самая обычная поляна рядом с мирно протекающей там речкой. Банально, правда? Но нам нравилось. Там может было забыться и просто хорошо проводить время. Там то ты и показывал мне настоящего себя. Улыбался мне, шутил, ласково обнимал и шептал мне на ухо слова о том, что всё будет хорошо. И я охотно верил в это. Разве ты мне мог соврать? Не думаю. На этих встречах... Ты будто отдыхал от всего. Хотя, наверное, так и есть. Мы оба забывали про проблемы и невзгоды. Потому что прямо здесь и сейчас всё хорошо. И я не хочу ничего менять. Да и ты похоже, тоже.
    Ты очень многое переводил в шутку, и я был безмерно благодарен, потому что, вымученный судьбой, я тяжело приходил к нормальной жизни, говорил много ненужного. Хотя может и нужного, но уже давно забытого. Многое переходит в воспоминания. Почти всё. Но и это не важно. Мы ведь можем сделать новые, верно? И находясь рядом с тобой, слыша твой смех и видя ясное, радостное лицо, я охотно верил в это. Спасибо тебе. Я действительно в этом нуждался.

    ***

          Прошло ещё пару месяцев. Яркие листья всё также опадают, будто заметая следы. Никто так и не вышел на твой след. Ты слишком хорошо всё прячешь. Тебя бы и могли бы поймать или найти, если бы ты не забывал оставлять хоть какие-то следы. Так даже скучно. Но тем не менее, хорошо. Так я могу находиться с тобой гораздо больше. Думал я до одного момента. Ты резко вскочил и сказал, что нам нужно порвать. Что я тебе мешаю. Что я был нужен лишь для прикрытия. Пообещал убить, если я сейчас же не пойду к себе домой и буду возражать. А может, ну её, жизнь? Хоть так. Хоть от твоей руки. Но ты просто прогнал меня из бара. Знаешь, ты выглядел довольно обеспокоенным. Что же с тобой случилось, my darkness*****?

          Мне нужно всё обдумать. Всё, происходящее за эту жизнь. Я забрался на крышу какого-то дома (благо дело, лестница там была открыта). Медленно закуриваю сигарету. Морщусь. Какой же противный запах. Начинаю кашлять. Чуть позже привыкаю. Табачный дым, мирно пробирающийся в лёгкие, расслабляет и позволяет думать более трезво на пару со свежим прохладным ветром, бушующим весь вечер. Сегодня что-то случится. На сердце слишком тревожно. Неужели?... Дрожащими пальцами набираю номер брата, слышу лишь гудки. Через некоторое время Коху всё же берёт трубку. Радостный голос начинает меня пугать.


    ***


          --- Представляешь, мы наконец нашли нашего Акияму! Уже мчусь на всех порах за ним. Приготовь ужин, будем праздновать! И аккуратнее будь. До вечера, сестричка.

          Чёрт. Чёрт, чёрт, чёрт. Выкидываю потухшую от дождя сигарету, быстро спускаюсь с крыши многоэтажки. Прибежав в полицейский штаб, интересуюсь, в какую сторону поехал Коху. Мне не хотели отвечать долгое время, но проверив мои документы, мне всё же сказали. Чёрт, могу ведь не успеть.
          Бегу за его машиной, оббегаю, бегу на место, где гонишься ты. Ты ведь в тот день поехал на мотоцикле. В дождь. Глупый.

          Я не успел. Я снова не успел. Ты резко отлетаешь в сторону, перевернувшись несколько раз. Подбегаю к тебе. Ты почти не дышишь. Сквозь дождь прислоняясь к тебе, слышу тихие, почти неслышные удары сердца.

          --- Прости, я не мог по-другому поступить. Ты могла бы тоже быть поймана или убита. Слишком много конкурентов и полиции. Прости, Цу. А теперь... Беги. Я не хочу, чтобы тебя задержали как сообщницу. Я любил тебя... - хрипло и тяжело промолвил ты. В последний раз закрылись твои глаза. Ударов больше не слышно...

          Вот и бар оправдал своё название... Прости, я снова проиграл. Прости. Я не хотел этого.

          Всё ещё лежу на мокрой дороге в темноте, сжимая твою, теперь уже, неподвижную руку и прислоняясь к тебе.

    ***

          Свет? Откуда? Нас кто-то нашёл? Какая-то машина с бешеной скоростью несётся на нас. Уходить я и не собираюсь. А смысл? Удачи нам в следующей жизни, что ж.
         Свет приближался до тех пор, пока не наступила полная тьма.

          _Прости, я снова проиграл._


    Хехе, да
    *Цу. Полное имя - Цукико. В переводе с японского "дитя луны".
    **Имя Кохаку в переводе с японского "янтарь". Отсылка на его внешность.
    ***Имя Акияма в переводе с японского "осень". Отсылка на время года, когда они познакомились.
    ****Соулмейт - родственная душа.
    *****My darkness в переводе с английского "моя тьма". Отсылка на то, что Аки преступник
    Есть две отсылки в тексте на песни.
    Нервы - Кому ты звонишь
    П*рнофильмы - Я так соскучился
    Кто заметил, тот молодец.

    plus
    36
    0
    1
  • В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик, жил и на свет глядючи радовался. Всего у него было довольно: и крестьян, и хлеба, и скота, и земли, и садов. И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое.
    Только и взмолился однажды богу этот помещик:
    — Господи! всем я от тебя доволен, всем награжден! Одно только сердцу моему непереносно: очень уж много развелось в нашем царстве мужика!
    Но бог знал, что помещик тот глупый, и прошению его не внял.
    Видит помещик, что мужика с каждым днем не убывает, а все прибывает, — видит и опасается: «А ну, как он у меня все добро приест?»
    Заглянет помещик в газету «Весть», ка́к в сем случае поступать должно, и прочитает: «Старайся!»
    — Одно только слово написано, — молвит глупый помещик, — а золотое это слово!
    И начал он стараться, и не то чтоб как-нибудь, а все по правилу. Курица ли крестьянская в господские овсы забредет — сейчас ее, по правилу, в суп; дровец ли крестьянин нарубить по секрету в господском лесу соберется — сейчас эти самые дрова на господский двор, а с порубщика, по правилу, штраф.
    — Больше я нынче этими штрафами на них действую! — говорит помещик соседям своим, — потому что для них это понятнее.
    Видят мужики: хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой. Сократил он их так, что некуда носа высунуть: куда ни глянут — всё нельзя, да не позволено, да не ваше! Скотинка на водопой выйдет — помещик кричит: «Моя вода!» курица за околицу выбредет — помещик кричит: «Моя земля!» И земля, и вода, и воздух — все его стало! Лучины не стало мужику в светец зажечь, прута не стало, чем избу вымести. Вот и взмолились крестьяне всем миром к господу богу:
    — Господи! легче нам пропа́сть и с детьми с малыми, нежели всю жизнь так маяться!
    Услышал милостивый бог слезную молитву сиротскую, и не стало мужика на всем пространстве владений глупого помещика. Куда девался мужик — никто того не заметил, а только видели люди, как вдруг поднялся мякинный вихрь и, словно туча черная, пронеслись в воздухе посконные мужицкие портки. Вышел помещик на балкон, потянул носом и чует: чистый-пречистый во всех его владениях воздух сделался. Натурально, остался доволен. Думает: «Теперь-то я понежу свое тело белое, тело белое, рыхлое, рассыпчатое!»
    И начал он жить да поживать и стал думать, чем бы ему свою душу утешить.
    «Заведу, думает, театр у себя! напишу к актеру Садовскому: приезжай, мол, любезный друг! и актерок с собой привози!»
    Послушался его актер Садовский: сам приехал и актерок привез. Только видит, что в доме у помещика пусто и ставить театр и занавес поднимать некому.
    — Куда же ты крестьян своих девал? — спрашивает Садовский у помещика.
    — А вот бог, по молитве моей, все мои владения от мужика очистил!
    — Однако, брат, глупый ты помещик! кто же тебе, глупому, умываться подает?
    — Да я уж и то сколько дней немытый хожу!
    — Стало быть, шампиньоны на лице ро́стить собрался? — сказал Садовский, и с этим словом и сам уехал, и актерок увез.
    Вспомнил помещик, что есть у него поблизости четыре генерала знакомых; думает: «Что это я все гранпасьянс да гранпасьянс раскладываю! Попробую-ко я с генералами впятером пульку-другую сыграть!»
    Сказано — сделано: написал приглашения, назначил день и отправил письма по адресу. Генералы были хоть и настоящие, но голодные, а потому очень скоро приехали. Приехали — и не могут надивиться, отчего такой у помещика чистый воздух стал.
    — А оттого это, — хвастается помещик, — что бог, по молитве моей, все владения мои от мужика очистил!
    — Ах, как это хорошо! — хвалят помещика генералы, — стало быть, теперь у вас этого холопьего запаху нисколько не будет?
    — Нисколько, — отвечает помещик.
    Сыграли пульку, сыграли другую; чувствуют генералы, что пришел их час водку пить, приходят в беспокойство, озираются.
    — Должно быть, вам, господа генералы, закусить захотелось? — спрашивает помещик.
    — Не худо бы, господин помещик!
    Встал он из-за стола, подошел к шкапу и вынимает оттуда по леденцу да по печатному прянику на каждого человека.
    — Что́ ж это такое? — спрашивают генералы, вытаращив на него глаза.
    — А вот, закусите, чем бог послал!
    — Да нам бы говядинки! говядинки бы нам!
    — Ну, говядинки у меня про вас нет, господа генералы, потому что с тех пор, как меня бог от мужика избавил, и печка на кухне стоит нетоплена!
    Рассердились на него генералы, так что даже зубы у них застучали.
    — Да ведь жрешь же ты что-нибудь сам-то? — накинулись они на него.
    — Сырьем кой-каким питаюсь, да вот пряники еще покуда есть...
    — Однако, брат, глупый же ты помещик! — сказали генералы и, не докончив пульки, разбрелись по домам.
    Видит помещик, что его уж в другой раз дураком чествуют, и хотел было уж задуматься, но так как в это время на глаза попалась колода карт, то махнул на все рукою и начал раскладывать гранпасьянс.
    — Посмотрим, — говорит, — господа либералы, кто кого одолеет! Докажу я вам, что́ может сделать истинная твердость души!
    Раскладывает он «дамский каприз» и думает: «Ежели сряду три раза выйдет, стало быть, надо не взирать». И как назло, сколько раз ни разложит — все у него выходит, все выходит! Не осталось в нем даже сомнения никакого.
    — Уж если, — говорит, — сама фортуна указывает, стало быть, надо оставаться твердым до конца. А теперь, покуда, довольно гранпасьянс раскладывать, пойду, позаймусь!
    И вот ходит он, ходит по комнатам, потом сядет и посидит. И все думает. Думает, какие он машины из Англии выпишет, чтоб все па́ром да па́ром, а холопского духу чтоб нисколько не было. Думает, какой он плодовый сад разведет: «Вот тут будут груши, сливы; вот тут — персики, тут — грецкий орех!» Посмотрит в окошко — ан там все, как он задумал, все точно так уж и есть! Ломятся, по щучьему велению, под грузом плодов деревья грушевые, персиковые, абрикосовые, а он только знай фрукты машинами собирает да в рот кладет! Думает, каких он коров разведет, что ни кожи, ни мяса, а все одно молоко, все молоко! Думает, какой он клубники насадит, все двойной да тройной, по пяти ягод на фунт, и сколько он этой клубники в Москве продаст. Наконец устанет думать, пойдет к зеркалу посмотреться — ан там уж пыли на вершок насело...
    — Сенька! — крикнет он вдруг, забывшись, но потом спохватится и скажет, — ну, пускай себе до поры, до времени так постоит! а уж докажу же я этим либералам, что́ может сделать твердость души!
    Промаячит таким манером, покуда стемнеет, — и спать!
    А во сне сны еще веселее, нежели наяву, снятся. Снится ему, что сам губернатор о такой его помещичьей непреклонности узнал и спрашивает у исправника: «Какой такой твердый курицын сын у вас в уезде завелся?» Потом снится, что его за эту самую непреклонность министром сделали, и ходит он в лентах, и пишет циркуляры: «Быть твердым и не взирать!» Потом снится, что он ходит по берегам Евфрата и Тигра...
    — Ева, мой друг! — говорит он.
    Но вот и сны все пересмотрел: надо вставать.
    — Сенька! — опять кричит он, забывшись, но вдруг вспомнит... и поникнет головою.
    — Чем бы, однако, заняться? — спрашивает он себя, — хоть бы лешего какого-нибудь нелегкая принесла!
    И вот по этому его слову вдруг приезжает сам капитан-исправник. Обрадовался ему глупый помещик несказанно; побежал в шкап, вынул два печатных пряника и думает: «Ну, этот, кажется, останется доволен!»
    — Скажите, пожалуйста, господин помещик, каким это чудом все ваши временнообязанные вдруг исчезли? — спрашивает исправник.
    — А вот так и так, бог, по молитве моей, все владения мои от мужика совершенно очистил!
    — Так-с; а не известно ли вам, господин помещик, кто подати за них платить будет?
    — Подати?.. это они! это они сами! это их священнейший долг и обязанность!
    — Так-с; а каким манером эту подать с них взыскать можно, коли они, по вашей молитве, по лицу земли рассеяны?
    — Уж это... не знаю... я, с своей стороны, платить не согласен!
    — А известно ли вам, господин помещик, что казначейство без податей и повинностей, а тем паче без винной и соляной регалий, существовать не может?
    — Я что ж... я готов! рюмку водки... я заплачу!
    — Да вы знаете ли, что, по милости вашей, у нас на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя? знаете ли вы, чем это пахнет?
    — Помилуйте! я, с своей стороны, готов пожертвовать! вот целых два пряника!
    — Глупый же вы, господин помещик! — молвил исправник, повернулся и уехал, не взглянув даже на печатные пряники.
    Задумался на этот раз помещик не на шутку. Вот уж третий человек его дураком чествует, третий человек посмотрит-посмотрит на него, плюнет и отойдет. Неужто он в самом деле дурак? неужто та непреклонность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и безумие? и неужто, вследствие одной его непреклонности, остановились и подати, и регалии, и не стало возможности достать на базаре ни фунта муки, ни куска мяса?
    И как был он помещик глупый, то сначала даже фыркнул от удовольствия при мысли, какую он штуку сыграл, но потом вспомнил слова исправника: «А знаете ли, чем это пахнет?» — и струсил не на шутку.
    Стал он, по обыкновению, ходить взад да вперед по комнатам и всё думает: «Чем же это пахнет? уж не пахнет ли водворением каким? например, Чебоксарами? или, быть может, Варнавиным?»
    — Хоть бы в Чебоксары, что ли! по крайней мере, убедился бы мир, что значит твердость души! — говорит помещик, а сам по секрету от себя уж думает: «В Чебоксарах-то, я, может быть, мужика бы моего милого увидал!»
    Походит помещик, и посидит, и опять походит. К чему ни подойдет, все, кажется, так и говорит: «А глупый ты, господин помещик.!» Видит он, бежит чрез комнату мышонок крадется к картам, которыми он гранпасьянс делал и достаточно уже замаслил, чтоб возбудить ими мышиный аппетит.
    — Кшш... — бросился он на мышонка.
    Но мышонок был умный и понимал, что помещик без Сеньки никакого вреда ему сделать не может. Он только хвостом вильнул в ответ на грозное восклицание помещика и чрез мгновение уже выглядывал на него из-под дивана, как будто говоря: «Погоди, глупый помещик! то ли еще будет! я не только карты, а и халат твой съем, как ты его позамаслишь как следует!»
    Много ли, мало ли времени прошло, только видит помещик, что в саду у него дорожки репейником поросли, в кустах змеи да гады всякие кишмя кишат, а в парке звери дикие воют. Однажды к самой усадьбе подошел медведь, сел на корточках, поглядывает в окошки на помещика и облизывается.
    — Сенька! — вскрикнул помещик, но вдруг спохватился... и заплакал.
    Однако твердость души все еще не покидала его. Несколько раз он ослабевал, но как только почувствует, что сердце у него начнет растворяться, сейчас бросится к газете «Весть» и в одну минуту ожесточится опять.
    — Нет, лучше совсем одичаю, лучше пусть буду с дикими зверьми по лесам скитаться, но да не скажет никто, что российский дворянин, князь Урус-Кучум-Кильдибаев, от принципов отступил!
    И вот он одичал. Хоть в это время наступила уже осень, и морозцы стояли порядочные, но он не чувствовал даже холода. Весь он, с головы до ног, оброс волосами, словно древний Исав, а ногти у него сделались, как железные. Сморкаться уж он давно перестал, ходил же все больше на четвереньках и даже удивлялся, как он прежде не замечал, что такой способ прогулки есть самый приличный и самый удобный. Утратил даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клик, среднее между свистом, шипеньем и рявканьем. Но хвоста еще не приобрел.
    Выйдет он в свой парк, в котором он когда-то нежил свое тело рыхлое, белое, рассыпчатое, как кошка, в один миг, взлезет на самую вершину дерева и стережет оттуда. Прибежит, это, заяц, встанет на задние лапки и прислушивается, нет ли откуда опасности, — а он уж тут как тут. Словно стрела соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест.
    И сделался он силен ужасно, до того силен, что даже счел себя вправе войти в дружеские сношения с тем самым медведем, который некогда посматривал на него в окошко.
    — Хочешь, Михайло Иваныч, походы вместе на зайцев будем делать? — сказал он медведю.
    — Хотеть — отчего не хотеть! — отвечал медведь, — только, брат, ты напрасно мужика этого уничтожил!
    — А почему так?
    — А потому, что мужика этого есть не в пример способнее было, нежели вашего брата дворянина. И потому скажу тебе прямо: глупый ты помещик, хоть мне и друг!
    Между тем капитан-исправник хоть и покровительствовал помещикам, но в виду такого факта, как исчезновение с лица земли мужика, смолчать не посмел. Встревожилось его донесением и губернское начальство, пишет к нему: «А как вы думаете, кто теперь подати будет вносить? кто будет вино по кабакам пить? кто будет невинными занятиями заниматься?» Отвечает капитан-исправник: казначейство-де теперь упразднить следует, а невинные-де занятия и сами собой упразднились, вместо же них распространились в уезде грабежи, разбой и убийства. На днях-де и его, исправника, какой-то медведь не медведь, человек не человек едва не задрал, в каковом человеко-медведе и подозревает он того самого глупого помещика, который всей смуте зачинщик.
    Обеспокоились начальники и собрали совет. Решили: мужика изловить и водворить, а глупому помещику, который всей смуте зачинщик, наиделикатнейше внушить, дабы он фанфаронства свои прекратил и поступлению в казначейство податей препятствия не чинил.
    Как нарочно, в это время чрез губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь. Сейчас эту благодать обрали, посадили в плетушку и послали в уезд.
    И вдруг опять запахло в том уезде мякиной и овчинами; но в то же время на базаре появились и мука, и мясо, и живность всякая, а податей в один день поступило столько, что казначей, увидав такую груду денег, только всплеснул руками от удивления и вскрикнул:
    — И откуда вы, шельмы, берете!!
    «Что же сделалось, однако, с помещиком?» — спросят меня читатели. На это я могу сказать, что хотя и с большим трудом, но и его изловили. Изловивши, сейчас же высморкали, вымыли и обстригли ногти. Затем капитан-исправник сделал ему надлежащее внушение, отобрал газету «Весть» и, поручив его надзору Сеньки, уехал.
    Он жив и доныне. Раскладывает гранпасьянс, тоскует по прежней своей жизни в лесах, умывается лишь по принуждению и по временам мычит.plus
    49
    0
    1
  • Слушайте, мне нужна ваша помощь, совет, поддержка... Не знаю как сказать... Пожалуйста, прочитайте от начала и до конца, и помогите мне в комментариях(.

    Я тот человек, который не любит врать или скрывать что-то. Всё равно в чём обманывать или что скрывать: своё отношение к чему-либо, свои мысли, чувства, эмоции... Но иногда случается такое, что я вынуждена это делать. Ну а иногда просто не знаю или не могу подобрать правильно слова, чтоб показать свою истинную реакцию (или что бы то ни было).

    В общем, начну с начала

    Я уже рассказывала в одном из своих постов о моей бывшей слп. Сейчас же я хочу повторить это и сказать немного больше, всё-таки не каждый видел тот пост.
    В раннем детстве у меня была компания из лучших подруг. Моя двоюродная сестра (старше меня на 9 мес. и живёт со мной в одном доме), двоё подруг-соседок и ещё одна, с ней я дружила крепче всего (и о которой пойдет речь). Она жила сама по себе в другом районе, но две её бабушки жили в соседних с моим домах. Она ооочень часто приезжала к одной из своих бабушек и проводила почти всё время с нами. У нас была компания из 5-ти лучших подруг. Мне кажется, то было самое лучшее время в моей жизни...)
    Однако в один момент её бабушка, к которой она приезжала, сказала о том, что ей очень трудно самостоятельно ухаживать и оплачивать трёхкомнатную квартиру, и было принято решение о её переезде. Этот момент стал переломным. Не смотря на просьбы той девочки и её бабушки купить однокомнатную квартиру в нашем районе, мамой моей подруги было принято решение, что она переедет ближе к ним (а жили и живут они далеко от нас).
    Разумеется, мы поддерживали связь в месенджерах, постоянно переписывались, созванивались по видеовызову и тому подобное. Правда со временем связь начала нарушаться. Списывались мы реже, созванивались вообще очень редко и постепенно всё наше общение сходило на нет. Остальным трёх подругам она вообще перестала отвечать, а у нас же с ней переписки были максимально короткими.
    Единственное, что нас, наверное, связывало – это дни рождения и прочие праздники. Тогда она к нам приезжала, мы общались, но на более мелкие праздники (типо Хеллоуина) она идти отказывалась рассказывая различные отмазки.
    У меня день рождения в середине октября. Начало и середина октября, наверное, самые красивые времена осени. Тогда ещё солнечно, достаточно тепло, а вокруг золотые листочки. В общем, настроение у меня прекрасное. Как обычно, в в начале октября (несколько лет назад) я писала всем этим подругам приглашение на моё день рождения. Писала каждому в ЛС красивенькое длинное приглашение. Конечно же, от всех я, как всегда, получила согласие, кроме... Той девочки. Из всех подруг я была ближе именно к ней. Она была для меня дороже всех. И знаете, что она мне написала? Она написала, что не придёт на празднование моего дня рождения потому что у неё в этот день... дополнительное занятие по английскому... Ну то есть вы понимаете, моё день рождения и дополнительное по английскому. Если у человека в приоритете перед моим днём рождения стоит просто дополнительное по английскому, которое можно перенести на следующий день – этим всё сказано... Из-за шока и обиды мне было очень сложно написать что-то внятное, что описало бы мои эмоции, поэтому я писала вообще что-то тупое из ряда "а его что, нельзя перенести? Может ты всё-таки придёшь?". Мне тогда было очень больно. Мне было очень больно осознавать, что я этому человеку совершенно не нужна... Именно эта ситуация оставила огромный след на моё к ней отношение.
    Конечно, на своё др она никого из нас не приглашала. Да и в принципе перестала больше даже поздравлять. Она просто взяла и исчезла.
    Возможно, многие и не замели одной важной детали. Тут жили ДВЕ её бабушки. Ну а люди, проживающие в одном районе имеют свойство иногда видеться на улицах иди в магазинах. Так же мы встречали и ту вторую бабушку. И что вы думаете? Она с восторгом рассказывала о том, как та девочка к ней приезжала на весь день. Хах, что?! То есть она иногда приезжала к нам и тупо умалкивала об этом? Мне было реально очень больно и плохо, когда я узнала об этом, я плакала тупо неделями, но через какое-то время мне всё-таки удалось смириться с тем, что я ей попросту не нужна.

    Летом всё было как обычно. Я сидела у своей сестры, мы общались и играли. У меня завибрировали часы и на них показалось начало смс, которое мне пришло на телефон. Я думала, что это, как обычно, какая-то реклама или развод типо "вы выиграли ааавтомобиль". Решила прочесть пару строк не отрываясь от диалога с сестрой и понимаю... Понимаю, что это сообщение именно от той девочки. Цитата есть в прошлом посте об этом, найдите а группе, если хотите. Там она написала, что если мы не против, то она хочет приехать к нам, чтоб пообщаться и погулять. Из-за шока я буквально посреди слова сестры кричу "СТОП!". Читаю сообщение в голос ну и разумеется мы вдвоем несколько минут просто сидели с лицами описывающие одновременно ":/" и "🥳😄". Так как раздумывать нал ответом особо не хотелось, да и настроение было хорошим, я, конечно, сказала о том, чтоб она приезжала и мы её с радостью встретим.
    Всё было прекрасно, мы долго гуляли, прекрасно общались и всё было здорово, но... Тот осадок про день рождения не даёт мне воспринимать её, как хорошую подругу. Мне до сих пор очень больно от мыслей и даже прямо сейчас я плачу.

    И вот знаете, самое обидное то, что при встрече с ней я такая вся радостная и миленькая, что даже у меня у самой в голове постоянно торчит мысль "Господи, ты как тупая наивная дура себя ведёшь. Она соизволила встретиться спустя несколько лет, а ведёшь себя так, будто ничего больного и обидного она не делала".
    Вот понимаете, мне очень обидно из-за того, что человек воспринимает меня совершенно по другому. Она не знает, что внутри скрывается целая гора недоверия к ней и боли от воспоминаний о её игноре. В её глазах я выгляжу, как наивная дурочка, которая ради общения с ней готова забыть всю боль, которую она мне причиняла те несколько лет.
    И проблема в том, что мне реально комфортно с этим человеком, мне нравится с ней общаться, но тем не менее, я не хочу, чтоб она меня считала наивной дурой, я хочу, чтоб она знала о моих истинных эмоциях и чувствах.

    Скоро моё др, а завтра она приезжает на день. Мне ну очень хочется как-то мягко но понятно намекнуть о той ситуации (ибо ну слишком больно она мне тогда сделала). Конечно, я могу бросить фразу во время диалога "эх... Скоро мой день рождения. Ну ты не переживай, в этом году отмазку, почему ты не придёшь, придумывать не надо будет. Я тебя не позову", но вероятнее всего это будет расценено очень грубо и обидно. А я не хочу так. Я не хочу прирывать общение, мне этот человек очень дорог, НО Я, БЛИН, НЕ ЗНАЮ, КАК МЯГКО ОПИСАТЬ СВОИ ЧУВСТВА. Вот прям вообще не знаю. Поэтому мне и нужна ваша помощь...
    Как мне мягко, но понятно описать, или хоть намекнуть о том, что она мне тогда сделала очень больно и нить доверия уже давно порвана?.. А то сейчас она явно об этом не догадывается

    После того, как вспоминаю всё это, мне аж тошно становится, что она завтра приедет 😒plus
    49
    15
    5
  • Легенда о волке и Найде
    Автор: I_am_Vika

    Я расскажу легенду прошлых дней
    Пусть каждый понимает так, как сможет
    О чёрном степном волке и о ней,
    О Найде, что всех была ему дороже.


    История красива, но грустна,
    Не ждите здесь счастливого финала,
    Не ждите здесь борьбы добра и зла,
    Добро бороться и проигрывать устало.

    I
    В краях далеких, где резвится ветер,
    Где воздух пахнет вольною судьбой,
    Давным–давно жил там один на свете
    Красавец одиночка волк степной.

    Он жил один, вдали от целой стаи,
    И не нуждался более ни в ком.
    Его за это даже презирали,
    Везде считая зверя чужаком.

    А он гордился тем, что был свободен
    От чувств и предрассудков, от других
    Волков, что были по своей природе
    По рабски слепы в помыслах своих.

    Тяжелый взгляд наполнен благородством,
    Чужих законов волк не признавал,
    Жил по своим. Так гордо и с достоинством
    Смотрел врагам в глаза и побеждал.

    Волк становился все сильнее с каждым годом
    И одиночества свою печать хранил.
    Была терниста и трудна его дорога,
    Но милости к себе зверь не просил.

    И этой доли был он сам избранник,
    Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
    Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
    Готов был жизнью за свободу заплатить.

    II
    Зверь вышел как-то утром на охоту
    И вкус кровавой жертвы предвкушал,
    Ведь хищника жестокую породу
    Бог для убийства слабых создавал.

    Пронзительным и острым волчьим глазом
    Охотник вдруг оленя увидал.
    Расправив грудь и выгнув спину разом,
    К еще живой добыче побежал.

    Но не успел достигнуть своей цели,
    Последний вздох олень издал в чужих клыках.
    Своим глазам сначала сам он не поверил:
    Собака чёрная стояла в ста шагах.

    Она была как кошка грациозна,
    И вместе с тем по-женски не спеша
    Трофеем наслаждалась хладнокровно
    Безжалостная хищная душа.

    Один лишь взгляд, да и того довольно,
    Не понял сам, как навсегда пропал.
    Забилось сердце зверя неспокойно.
    Забыв про все, он за собакой наблюдал.

    Она была пленительно красива,
    Свободная охотница степей.
    Держала голову свою так горделиво.
    С тех пор все мысли были лишь о ней.

    III
    И волк всё злился на себя, не понимая,
    Что так влечет его? Он потерял покой.
    И чем взяла его собака молодая?
    Боролся с чувствами, боролся сам с собой.

    Он не любил и никогда не думал,
    Что существует нечто больше, чем инстинкт.
    Потерянный ходил он в своих думах,
    Пытаясь ту охоту позабыть.

    Но как волк не старался – все едино,
    Обречены попытки были на провал.
    Забыть не смог. И так неумолимо
    Сердечный ритм все мысли заглушал.

    Однажды он сказал себе: «Ты воин!
    Чего хотел, всегда имел сполна.
    Так и сейчас возьми, чего достоин,
    Какая б не была за то цена!»

    Цена была большая…но об этом дальше…
    Быть вместе им пророчила судьба…
    Но плата за безумство счастья
    Порой бывает слишком велика…

    IV
    Волк и собака так похожи были,
    Две одиноких родственных души
    Всю жизнь брели среди камней и пыли
    И, наконец, судьбу свою нашли.

    Они дыханием одним дышали
    И мысли все делили на двоих.
    Чего завистники им только не желали,
    Но что влюбленным было до других…

    Им море было по колено,
    Да что там море… Целый океан!
    Бескрайние просторы неба
    Клал волк возлюбленной к ногам.

    Им было больше ничего не надо,
    Друг друга только ощущать тепло.
    Всегда повсюду вместе, рядом,
    Всем вопреки, всему назло.

    На свете не было и никогда не будет
    Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
    Поймет лишь тот, кто до безумства любит
    И так же был любим хотя бы раз.

    V
    А дальше было все предельно просто,
    Все точки жизнь расставила сама….
    Но по порядку…Осень
    Осталась в прошлом,
    Взамен нее пришла зима…

    Степь занесло и замело снегами,
    Повсюду были заячьи следы.
    И с солнца первыми холодными лучами
    Ушёл он в поисках еды.

    В то утро она проснулась не от ласки,
    Не от дыханья волка своего
    Вскочила , услышав звонкий лай собаки,
    И голос человека, – что еще страшней.

    Охота началась. Завыла свора,
    В погоню за чёрным устремясь,
    На белоснежном чистом фоне
    Смешались клочья шерсти, кровь и грязь.

    Он дрался как одинокий воин,
    Бесстрашно на куски он рвал врагов.
    Соперника подобного достоин
    Не был никто из этой стаи псов.

    Они его-то взяли в тесный круг
    И в спину подло свои клыки вонзали.
    От волчей смелости пытаясь побороть испуг,
    Охотники добычу добивали.

    А человек за сценой наблюдал,
    Ему хотелось крови и веселья,
    Он ради смеха жизни клал
    Без малой доли сожаленья.

    VI
    Все лапы в кровь – она гнала по следу.
    Душа кричала: «Только бы успеть!»
    Она хотела так подобно ветру
    К любимому на помощь прилететь.

    Но не успела...
    Своею грудью она закрыла лишь тело
    И белоснежный оголил отчаянно оскал.
    Вдруг, человек, взглянув в глаза её несмело,
    Оставить Найду своре приказал.

    Охота кончилась, и свору отозвали,
    Оставив ей так щедро право жить.
    Но только люди одного не знали,
    Что хуже участи и не могло уж быть.

    Такую боль в словах не передать,
    И не дай Бог ее почувствовать кому-то.
    Она мечтала жизнь свою отдать
    Чтоб для любимого вновь было утро.

    Но смерть сама решает, с кем ей быть,
    Трофеями своими не торгует.
    Нельзя вернуть… Нельзя забыть…
    Здесь правила она диктует…

    VII
    И вот опять…как прежде одинока...
    Все снова стало на круги своя.
    Свободна и обреченна Найдуша
    Без воли к жизни, без смысла бытия.

    Померкло солнце, небо стало черным,
    И в равнодушие окрасился весь свет,
    С тоской навеки обручённа,
    Печали принявши обет,

    Зверь ненавидел этот мир,
    Где все вокруг – напоминанье,
    О том, которого любила,
    И с кем жила одним дыханьем,

    С тем, с кем рассветы видела в степи,
    И подарила всю себя,
    Того, кого навеки потеряла,
    И память лишь о нём храня,

    Собка день и ночь вдвоем с тоской
    Как призрак по степи блуждала,
    Не видя участи иной,
    Она так смерть отчаянно искала,

    Она звала её , молила к ней прийти,
    Но слышала в ответ лишь эхо...
    Забытая вовеки на пути,
    И жизнь ушла, и смерти нет…

    Так еще долго в час ночной
    Уставшая собака слышала там где-то
    Вдали печальный волчий вой,
    По стéпи разносимый ветром.

    ***
    Летели дни, недели, годы,
    Пора сменялася порой
    Слагались мифы, песни, оды
    О, Найде любящей степной.

    И только самый черствый сердцем,
    Махнув презрительно рукой,
    Промолвил: «Все вы люди лжете,
    Нам не дано любви такой…»

    plus
    151
    0
    1
    7
  • • ۵ • ━────「※」────━ • ۵ •
    Привет цветочные кексики меня давно тут не было а точнее неделю ведь я была в деревне.Нет я сюда заходила но постов не было.Вообщем поехали!

    НОВЫЙ ПИТОМЕЦ.
    Мы ходили вчера поздравлять маму моей двоюродной сестры и брата.Мы подарили ей нарисованные открытки и пионы.Вдруг их папа пришёл и сказал что под на весом есть котёнок он его уже достал.Мы пошли туда с Ксюшей(моей двоюродной сестрой) и он правда там был.Он был странного окраса как сестра Мурки Алиса он был очень ласковый его наверное подбросили....Мы сразу начали давать ей имена и назвали её Мурзя.Я сразу захотела её домой а Ксюша на оборот не хотела что бы я её забирала.Мои родители приехали я была очень рада их видеть ведь я по ним очень сильно скучала как по пушистикам.Я начала сразу просить котёнка они сказали что нет её надо стирилизовать потом пошли вопросы по типу откуда она здесь?Кто её родил?И тому подобное. Моя мама поздравила маму моих двоюродных сестры и брата (то есть Ксюши и Троши).Потом она пошла поздравлять бабушкину подругу Инесса или Иваннеса точно не помню.Им тоже подбросили котёнка это тётя была очень добрая и сказала что его зовут Кисель.Моя мама типа начала намекать что давай возьмём его. Я согласилась ведь была рада любому.Потом она начала шутить что типа когда папа будет добрый(пьяный)то тогда с ним поговорим(на помню что мой папа не любит животных и фиг разрешит).Ну так вот потом я его забрала моя бабушка которая была у этой тёти пошла со мной она сказала давай мы положим его в теплицу(нам его с коробкой дали)моя бабушка положила коробку дала ему молока и еды.Потом я ушла гулять с Ксюшей и моей подругой Настей (не сестрой).Потом мы уехали так как нас отвёз папин друг и отвёз он нас обратно на тусу.Потом я пришли проведать Киселя вокруг миски с едой были муравьи их было много а с молоком мало я пыталась их убрать но без полезно.Я пошла опять на тусу.Ксюша сказала что того котёнка в начале разрешила взять ей домой (кто не знает ей не разрешают потому что у ней уже есть кошка Шеба и 2 собаки Яша и Хана и Шеба очень агрессивная и вряд ли поладит с котёнком).Потом мы пошли домой к ней и что то делали с Мурзей.Она не чего почти не знала о кошках ведь плохо с ними ладит (на помню ей 6 лет).Ну так вот потом моя мама сказала идти спать я пошла на деревню к бабушке и легла спать мои родители припёрлись почти тогда когда я уже легла они там о чём то говорили (не хочу говорить об этом нет там нет не чего плохого или есть ну вообщем просто не хочу).Ну так вот перед тем чем я ушла спать Ксюша сказала что Мурзя в подъезде ночевать будет(хотя может дома).

    ПОЕЗДКА ДОМОЙ
    Я встала умылась ,позавтракала и т.д.Моя мама ещё спала а у моего папы болела голова я сказала ну конечно не надо было алкоголь просто пить.Потом пришла Ксюша что то там говорила мне и ушла обратно на Бам сказав что проверит как там Мурзя.Я очень сильно объелась и не пошла с ней.Потом она пришла опять и сказала что с ней всё хорошо и да она спала со мной!Типа то кого она сказала я удивилась ведь раньше ты говорила что она будет в подъезде она мне типа рассказала что решила что не и т.д.Я очень ждала поездки домой ведь соскучилась по пушистикам,дому и скорее хочется забрать нового жильца Киселя.Так я очень много ждала и на конец то мой папа сказал что мы поедим он сказал что машина ждёт нас на Баме нет у нас была своя но они сказали что не могут(потому что пьяные каждый бы понял).Мы пошли к машине Никиты(ну я не знаю кто он мне но я просто его знаю).Мы ехали котёнок не много бы напуган потом мои родители посадили его в багажник(он открытый если что и находится в машине).Мы высадили Ксюшину бабушку и деда(других).И поехали домой я посадила его в коридор а сама начала снимать обувь.

    ЗНАКОМСТВО С ПУШИСТИКАМИ
    Оуу я поставила его в коридор там был Антон я улыбнулась ведь его не видела он заметил эту коробку но потом он заметил самое главное а именно Киселя он сразу начал его обнюхивать.Когда котёнок вылез Антоша понюхал то место и понял что это пацан он сразу начал шипеть и ушёл в обиде я пошла за ним и начала его успокаивать приговаривая что я не буду любить его меньше ведь я люблю всех одинакого и это не зависит какой питомец старый или новый.Что же с Миён всё сразу не слажилось она его понюхала и начала рычать и проявлять агрессию.Ну Буся его понюхала пошипела и ушла и так каждый раз!Мы взяли его сегодня то есть 14 июня.Но к вечеру Антоша его лизнул и обнюхал а тех кого он лижет то есть он принимает их в свою семью.

    ЗНАКОМСТВО С ДОМОМ
    Этому котику я сделала отдельный участок под столом что бы его не трогали Антон,Миён и Буся.В лоток он уже сходил по маленькому я его туда нашу когда он крутится(то есть ищет места для туалета).

    Ну вот так !Др у него 13 июня ведь познакомилась я с ним вчера нет я знала его ещё до этого но увидела его только 13 и я не думала что он станет моим питомцем!Я очень рада!Но и про тех пушистиков я не забыла!Просто Кисель ещё со всем маленький!
    (1-это Ксюшина кошечка теперь)
    (2-наш новый пушистик)
    Ну а я надеюсь увидеть тут хотя 20-30 или 40 лайков(уж простите).
    Ну а я с вами прощаюсь пока цветочные кексы! plus
    117
    4
    23
  • Евгений Носов
    "Трудный хлеб"
    Ходит по лесу осень, развешивает по кустам и травам хрустальные сети паутины, убирает в золото осинки и березки. Первые палые листья запестрели на влажных дорогах, на тихих, потемневших водах речных заливов.
    Уже давно оставила родную рощу звонкоголосая иволга. Вслед за ней улетели ласточки. Их глубокие норы темнеют в опустевшем береговом обрыве.
    А вчера на глухой лесной плёс за деревней Гуторово опустилась пара крохалей — пролетные гости с далекого севера. На другой день, когда я снова пришел на этот плёс, крохали не улетели. Погода не торопила их на юг.
    Мое соседство их нисколько не смущало. Видать, мало имели они встреч с человеком. Не то что наша дикая утка. Редко по какой из них не палили из ружья.
    И вдруг совсем рядом из кустов: «Трах-бабах!..» Поперек реки побежали вспененные дробью одна за другой две дорожки.
    Крохаль, что плыл первым, сверкнул белой подкладкой крыльев, торопливо снялся и полетел над рекой. Второй даже не вздрогнул. Он только почему-то окунул голову в воду да так и поплыл вниз по течению.
    В прибрежном ситнике захлюпала вода. Показалась вислоухая голова спаниеля с белой пролысиной на лбу. Собака на миг остановилась, повела носом и вошла в реку. Она плыла легко и быстро, почти наполовину высунувшись из воды.
    Вскоре спаниель был уже на том месте, где только что гуляла пара крохалей. Но он не повернул за сносимой течением птицей, а, не меняя направления, зашлепал дальше.
    — Чанг, назад! — послышался спокойный, даже ласковый голос.
    Чанг встряхнул длинными лохматыми ушами, остановился, поводя носом, и круто повернул влево. Догнав птицу, спаниель схватил ее за крыло и, все так же высоко над водой неся голову, поплыл обратно. Течение немного снесло его. Он выбрался на берег рядом с моими удочками, положил птицу на песок и стал отряхиваться, обдав меня дождем холодных брызг.
    — Вот невежа! Перестань!
    Из кустов вышел хозяин собаки, грузный, круглолицый, с ежиком седых усов, он одет в короткий стеганый ватник, на ногах высокие болотные сапоги.
    — Обрызгал? — сказал он, подбирая птицу.
    — Ничего! — вытирая платком лицо, ответил я.— Хорошая добыча! Редкая.
    — А я, знаете, не особенно уважаю крохаля,— возразил охотник. Он приподнял за шею птицу, разглядывая рану на голове.
    Я воспользовался случаем, чтобы рассмотреть крохаля. Он — в черном сюртуке, белой рубашке. Зелено-черная голова заканчивалась острым копьеобразным клювом. Величиной он был с хорошую крякву, только длиннее и уже ее.
    — Птица с виду ладная. Но мясо невкусное, рыбой отдает,— пояснил охотник, присаживаясь и устало кряхтя. Собака легла рядом.— Набегались мы с тобой, Чанг. Давай-ка, дружище, посидим, отдохнем.
    Чанг одобрительно замахал обрубком хвоста.
    — Новичок, наверно? — кивнул я на собаку.— Обучается?
    — Уже, можно сказать, старик. Пятый год. Золотая собака.— Хозяин ласково провел ладонью по черному шелковистому жилету спаниеля.— Без нее половину добычи потеряешь. Упадет битая утка в самую топь — как ее достанешь? Облизнешься и пойдешь несолоно хлебавши. Или взять подранка. В такую глушь забьется, что днем с огнем не найдешь. А Чанг быстро свое дело сработает: и подранка схватит, и битую из топи вынесет. У вас, кажется, клюет. Вон на той, где пробковый поплавок.
    Я подсек. Леса натянулась. В глубине тускло блеснул бок рыбы. Потом леса вдруг провисла, и я вытащил пустой крючок.
    — Сошла,— сочувственно прищелкнул языком охотник.— Жалко. У вас, значит, тоже охота... А я больше с ружьем. Люблю походить. Да вот хотя бы сегодняшний случай взять. Унесло бы крохаля течением, застрял бы где-нибудь в кустах. А Чанг пожалуйста, слазил и достал.
    — А отчего он вначале не хотел брать птицу? — поинтересовался я.
    — Хотеть-то он хотел, да со следа сбился. Это бывает.
    — Ну что вы! — удивился я.— Какой же может быть след на воде? Да и зачем след, когда птицу и так видать?
    — Э, батенька! Да ведь если бы у Чанга глаза были. Он у меня слепой.
    — Слепой!..— Я даже весь повернулся от изумления.— Совершенно слепой? Да не может быть!..
    Я пристально и недоверчиво посмотрел на Чанга. Он лежал, положив морду на мохнатые белые лапы в черных пестринках. В его глазах не было ничего странного. Светло-карие, внимательные, умные глаза опытной охотничьей собаки.
    — Не верите? — усмехнулся хозяин.— Давайте продемонстрирую.— Он достал из ягдташа ломоть хлеба, отщипнул от него кусочек. Спаниель насторожился, оживленно задвигал влажным, точно резиновым, носом и уставился на хлеб.
    — Чанг, лови! — крикнул хозяин и подбросил высоко вверх корочку хлеба.
    Но Чанг не встрепенулся, не запрыгал, как это обычно делают собаки при виде летящей подачки, он спокойно стоял, вопрошающе глядя на хозяина. И только когда корочка упала шагах в пяти от него, он тряхнул своими мохнатыми ушами и побежал на звук упавшего хлеба.
    — Видели? — спросил охотник, бросая собаке весь ломоть.— Хлеб уже летит, а он об этом не подозревает, ждет, когда я брошу.
    Этот простой опыт почти убедил меня. Но оставалось непостижимым все поведение собаки. До этого она вела себя совершенно так же, как обыкновенная, зрячая, ничем не выказывая свою слепоту.
    — Вы давеча заметили, что Чанг было промахнулся, плывя за убитой птицей?
    — Да, заметил. Только принял это за баловство новичка.
    — Нет. Это он со следа сбился. На минутку порвалась ниточка птичьего запаха, которая вела Чанга к добыче. Но Чанг молодчина! Быстро нашелся.
    Спаниель благодарно чиркнул по песку обрубком хвоста, понял, что его похвалили. А может, в добром голосе хозяина почуял к себе ласку. Я с уважением посмотрел на Чанга.
    — Ну как же он ослеп?
    — Сам не знаю,— покачал головой хозяин — Может, таким и родился. Как узнаешь, что он слепой? Вы вот до сих пор не можете с этим согласиться. Ведь он совсем не похож на слепого. Ни обо что не спотыкается, с собаками, как и все, бегает, играет. Убежит от меня далеко — свистну, и он прямехонько мчит обратно. И по дичи промаху не делает. Ни одной утки не потерял. А главное — глаза такие умные, понимающие! Разве подумаешь, что эти глаза совершенно ничего не видят? Я-то и сам узнал о его слепоте случайно, вот так же бросив ему хлеб. Сначала не верил, а потом, со временем, убедился.
    У меня опять клюнуло. На этот раз я благополучно вытащил крупную плотвицу. Снимая ее с крючка, я неосторожно спросил:
    — А не лучше ли вам завести другую собаку?
    — А эту куда? — нахмурился охотник.— Пристрелить? Сдать на воротник? Да я, батенька мой, за него двух зрячих не возьму. Как-никак пять лет вместе. Он свой хлеб честно зарабатывает. Трудный хлеб, но честный. Пойдем, Чанг. Бывайте здоровы!
    Охотник вскинул на плечо ягдташ, двустволку и зашагал напрямик в чащу леса. Чанг бодро вскочил и побежал за хозяином. Он уверенно продирался через заросли, тычась мордой в лозу и повизгивая от нетерпения.
    Я долго глядел ему вслед и теперь уже не жалел убитую птицу.plus
    65
    0
    2
  • ᅠᅠᅠᅠ~Мой Снежный 2~
    Лучик золотистого солнца мягко полз по моей подушке, от этого я непроизвольно улыбнулась. Совсем нехотя открыла глаза и поняла, я одна в комнате. Бережно укрыта пледом, но без Даша. Может он просто раньше проснулся? Накинув кофточку вышла из комнаты. По мере приближения к кухне я начинала слышать голоса. Кажется ребята были довольны. Сама не заметила ка улыбнулась. Факт радости ребят грел душу.
    - Всем стихийного утра! - радостно выпалила я
    - Давно я от тебя не слышала этой фразы - хмыкнула Алия - и тебе стихийного дня сестренка
    - С каких это пор ты меня сестренкой называешь? Мы же не родственники - тихонько спросила я чтоб не обидеть девушку
    - Да наша Алия решила, что раз уж мы столько вместе и через столько прошли, то пора бы нам стать семье - улыбнулся Анжелис любимой
    - Вот как - задумчиво произнесла я - я не против
    - Вот! Хоть кто то меня поддержал - наигранно обиделась девушка
    На завтрак у нас были оладушки и бодрящее зелье. Джейс умеет готовить.
    - А кто нибудь знает где Даш? - как бы между прочим спросила я
    Все на меня тааак посмотрели... Что я даже захлебнулась.
    - Вы чего?
    - Так вы же в ссоре. Или уже нет? - как то странно спросила Лекса
    Значит Даш ничего не объяснил. Хотя оно и понятно, сказал же с ребятами. Значит соберет нас вместе. Но я все же невольно нахмурилась
    - Он ушел рано утром. Часов в шесть. Я еще спросил куда это он собрался - проговорил принц
    - А он что? - не отставала я
    - Сказал, что волка выгулять хочет. Мне показалось странным, ведь у Даша нет проблем с контролем. Да и вообще его редко когда увидишь волком - пожал плечами Анжелис
    - Сегодня странное расписание - заметила Лекса - Первые и третьи курсы учатся, а вот вторые, четвертые и пятые отдыхают
    - Все правильно - тихо сказала я - в прошлом году в этот день начали подготовку боевиков входивших в отряд по уничтожению моей тети. В этот день впервые выпустили патрульных. Погибшие боевики были с четвертых и пятых курсов. Ну а второй отдыхает потому что мы с Алией на втором учимся. Ректор считает этот день для нас с подругой очень значителен
    - Извини - пробормотала Алекса
    Из нашей команды только Лекса ушла на занятия. Но лекций было меньше. Да я бы сама с удовольствием пошла бы на эти чертовы лекции. Отсутствие Даша меня напрягало. Обещал же поговорить сегодня, объяснить все. И чего ушел? Куда ушел? А самое главное где Ида? И кто она для Даша? С этими мыслями схватила черную кофту и отправилась на поиски. Перед этим предупредила парней и мою новоиспеченную сестру
    - Джейс! Ребята! Я ушла. Думаю к вечеру вернусь, если нет отправьте Дамиана за мной. Сами не ходите
    Алия успела крикнуть лишь гневное ,,Куда?!", но все же осталась дома. Видимо очень хотела провести время со своим парнем. Ох, как же ей повезло с ним. Тихий, спокойный оборотень. А у меня что? Даже не предупредил! За одно только это я готова была его убить. Студенты названных ранее курсов и правда ходили по парку и отдыхали. Ида, Ида... Кто же ты такая? Ну драконьи глаза еще ничего не доказывают. Может она лишь наполовину дракон? К слову о драконах, у них ведь тоже своя правящая династия. Они как и Карнелия не подчиняются императору. Только вот почему Карнелия присоединилась к империи? Почему родители отказались от власти? Почему оставили меня тогда у двора, а сами уехали? Знали, что их убьют? Догадывались? Как много вопросов и как мало ответов. Где же Даш? Я всматривалась в толпы адептов и никак не могла найти того кто мне нужен. Но вдруг показалась черная макушка. Ее я узнаю из тысячи других таких же. Улыбнулась и пошла в направлении волка. Но заметив еще кого то рядом остановилась. Дракониха? Да не ужели? Да, это Ида. Сверкнула своими глаза куда то в сторону и продолжила мило говорить с моим парнем. Моим парнем? Кассия, когда он стал твоим парнем? Да нас друзьями то вряд ли назовешь. Улыбка с моего лица пропала. Вот значит как ты объяснишь нам все? Червячок ревности заскребся где то в душе, оставляя там царапины. Ладно она, могу ее понять. Красивые разноглазый волк, чудом выживший в битве. Сильный, милый, нежный... Но он то куда смотрит? У него метка истинной пары есть, между прочим! Но он конечно на нее наплевал. Зачем мне метка, когда тут дракониха самой персоны! У нее ведь тоже вторая сущность есть. Бинго! Вот и нашел себе пару. Вот и живи с ней. Волк заметив меня резко поменялся в лице. Я знаю, он меня услышит
    - А что такое? Чего ты злишься? Где твои объяснение, а?
    Даш что то хотел сказать, но понял, что у меня нет такого слуха как у него. В запястье стало колоть, боль отвлекла меня от ревности и я поддалась стихии. Голова закружилась, я прислонилась к дереву. Видела метания Даша. Но он все же остался на своем месте.
    - Да не может того быть... - тихо прошептала сама себе
    Ида - принцесса? Что прямо как я? Но как? Почему? И только сейчас я заметила явное сходство с королевой драконов. Мое подсознание рисовало картинки-историю этой самой Иды. Стихия солнца... Да он же такая сильная! В Академии с ней сразится на равных могли бы только Даш и Анжелис. Даш смотрел в мою сторону
    - Что, на принцесс потянуло? Знаешь, я доверилась тебе, поверила. А ты вновь убил мою любовь. Не ищи меня, и ребятам скажи, что я их очень люблю
    Развернулась и пошла в сторону вечнозеленого леса. До того как ребята отправят Дамиана еще много времени. Даш не найдет меня. По кране мере пока. Ну а потом будь что будет. Нашла более менее чистую поляну. И принялась делать то, что задумала еще в начале года. Избавление от метки сильный и страшный ритуал. Но лучше я умру, чем буду видеть его с другими. Призвала магию. Эх, красивая... Жаль последний раз вижу. Почему же он так поступил? Почему я ему поверила? Всего один поцелуй и я сдалась. Сдалась, а он на следующий же день пошел к ней. Моя магия рисовала странные узоры, они были на что то похожи, вот только на что. Прикрыла глаза и начала проговаривать слова заклинания. Яркая вспышка ослепила глаза, и я оказалась у какого то алтаря. Незнакомец в капюшоне стоял у чего та на подобии скамьи. На той самой скамье была кровь. А незнакомец ходил вокруг, словно бы делал что то. Я подошла ближе и увидела тело. Незнакомец кого то убил. А потом все пропало. Темнота, с разных сторон послышались голоса. Один из них я слышала четче других
    - Хочешь избавиться от метки?
    - Да - решительно заявила я
    - Не любишь его? Совсем?
    - Не люблю, как и он - мрачно добавила я
    - Ты так красиво врешь, Кассия. - усмехнулся голос - Я скажу тебе сейчас важные вещи, запомни их
    Я лишь кивнула
    - Я не могу сказать точный ответ на твой вопрос о нем. Иначе помешаю судьбе. Но подумай, убрав метку ты потеряешь все. Вряд ли влюбишься еще, не найдешь кого то такого же. - шелестел голос - Если захочешь убрать метку я сделаю это безболезненно, к тому же тебя я оставлю в живых. Но каково будет тебе? А ему? Доверься ему, он не просто так что то скрывает. Он расскажет, все расскажет. Но дай ему время и доверься
    - А если не дам? - спросила я
    - Упррррямая девчонка - по доброму прорычал голос - Если не дашь, то я расскажу тебе все, но прежде избавлю от метки. Но потом ты уже ничего не изменишь. Все еще хочешь убрать метку?
    Я задумалась. А правда, хочу ли я? С минуту тихо стояла, а потом все же сказала
    - Я подумаю
    - Хорошо. Приходи еще, просто так приходи. Ты мне понррравилась - шепнул голос
    - А это всегда будет сопровождаться потерей сознания? - решила уточнить я с улыбкой
    - Я всегда был и буду рядом с тобой. И теперь я могу общаться с тобой телепатически
    - Дамиан! Ты ли это? - удивленно спросила я
    - Догадливая. Вернись сейчас же на поляну. Больше не будет так больно, обещаю
    И я послушалась... Вынырнула из этого мира. На поляне уже были ребята и даже Даш и Ида. На моем предплечье красовался порез от когтей. Но он не болел, это что то вроде связи меня и Дама. Глянув в кусты я увидела два янтарных огонька и невольно улыбнулась.
    - Я дам ему время и доверюсь... Опять
    Волк утробно зарычал и ушел. Ко мне подбежали ребята. Девчонки очень волновались.
    - Какого демона, Кассия? - прорычал Даш. Ох как он зол...
    Я осторожно встала, головокружение и слабость. Я посмотрела на запястье, метка была. Коснулась ее, нет, больше не сведу.
    - Я жду объяснений! Какого черта ты делала?
    - А я тоже жду объяснений! При чем еще со вчерашнего вечера, точнее ночи - гневно проговорила я - Чего ты к ней шатаешься?
    - Я кажется сказал, что у меня с ней ничего нет - парень был в бешенстве
    - А я тебе охотно поверила, но почему то проснулась я без тебя, а нашла рядом с ней - фыркнула я - и о чем это так мило вы беседовали?
    - Я же сказал, объясню!
    - Ну так давай! Начинай! - прокричала я
    А он и начал. Впился в мои губы с грубым поцелуем. Я не сопротивлялась, его рука легла на мою талию. Еще миг и я зарылась руками в его волосы. Парень зарычал. Но уже от удовольствия. Я разорвала поцелуй, но не ушла. Уткнулась носом в его грудь. А он обнял меня, зарываясь в волосы и целуя в макушку. В этом мире остались словно мы одни. Тишина стала нашим другом. Его дыхание успокаивалось, мой ритм сердца приходило в норму
    - Никогда так не делай больше - прошептал волк
    - Не целовать тебя? - с вызовом спросила я
    - Кассия! - прорычал он
    - Да ладно тебе, не буду - отозвалась я
    Мы дружно пошли домой. Даш начал объяснять все, что случилось и почему Ида с нами. Все это время мы крепко держались за руки, словно боялись вновь разлучиться. Наша магия слилась в единое целое. Как Даш вдруг огорошил:
    - Мы с Анжелисом братья
    Я внимательно посмотрела за реакцией ребят
    - А... - только и смогла сказать я
    - Наша мама черная волчица, а отец серебряный. Ну легенду о серебряных волках вы слышали - хмыкнул Даш - Но гены отца во мне все же не победили. И мама явила свету снежно-черного волка. Нас крайне мало, а с такой силой тем более. Все же знают о перемене цвета моих глаз?
    - Это божественно - воскликнула Лекса - Простите
    - Ничего. Так вот, родители думала, что шерсть и глаза это все, что я смог получить. Но магия так же досталась от снежно-черных собратьев. И мы очень разные. Брат целитель, а я боевик. Он серебряный, я снежно-черный. Он спокойный, а я... Ну не очень...
    - Это я заметила - улыбнулась я - но выходит ты тоже принц?
    - Да. Вернее не так. Отец очень хотел чтоб я был правителем после него, но это не мое. Поэтому я настоял на Анжелисе. - тепло улыбнулся Даш брату - Еще с детства мои родители знали о тебе. Точнее о моей истинной. Но опять же было два выхода. Либо я нахожу истинную, либо нет. Мой отец прорицатель - пояснил волк
    - Поэтому ты поехал в Академию? - спросила Алия
    - Нет. О своей истинной я и не думал. Я ехал учиться. Но а дальше судьба. Та битва стала решающей. Я ведь не хотел убирать метку, но предупредил брата о том, что в случае моей смерти он аккуратно уберет метку и избавит тебя от воспоминаний - глядя на меня рассказывал Даш - У нас с братом особая связь, он чувствовал, что я жив. А так же твой волк, он тоже это чувствовал
    - Дамиан? Но как? - изумилась я
    - Вы все гадали кто же ты такая. О родителях своих ты теперь знаешь. В таком союзе должен был родиться крайне сильный оборотень, как мы с братом. Но природа решила по другому. В тебе есть кровь волка и она очень сильна. Но сама ты никогда не сможешь обратиться. Тебе не дано. А Дамиан воплощения тебя в твоей второй сущности
    - То есть, Дамиан это волк, которым должна была быть я?
    - Да, поэтому он всегда рядом с тобой. И эта метка на предплечье подтверждает - произнес снежно-черный - но он все равно сам мыслит, сам живет. Ваши жизни не соединены, но вы чувствуете друг друга.
    - Тогда, в первый раз, ты же это почувствовал? - посмотрела я на него
    - Почувствовал и догадался
    Про алтарь я решила рассказать утром, все же пусть эта ночь станет спокойнойplus
    71
    10
    21
  • Очень понравился рассказ

    ДЕТКИ - МАТЕРИ

    Кошка Манька жила в зоопарке очень давно. Когда-то, еще полуслепым котенком, ее подбросили в клетку к злобной волчице Фурии. Свирепой хищницы побаивались даже служители – она огрызалась и рычала на людей, бросалась на прутья клетки и дважды устраивала побеги. Казалось, котенок обречен. Но незадолго до того на свет появилось четыре писклявых серых комочка шерсти. И Фурия сперва не заметила, что детенышей в логове стало больше, а потом облизала пушистого приемыша и выкормила как своего.
    У клетки прибавилось посетителей. И взрослые и дети с восторгом смотрели, как волчата играют с проворным полосатым котенком, припадают на передние лапы, рычат и пробуют ухватить подружку за хвост. Удивительную семейку фотографировали, о ней писали в газетах, пробовали даже снимать для местного телеканала, но Фурия оправдала свою кличку, в клочья порвав штаны оператору. Идиллия длилась недолго – повзрослевших волчат разослали по другим зоопаркам, волчица неожиданно умерла от какой-то молниеносной собачьей инфекции. А Манька осталась.
    Она жила на вольном выгуле, обходила дозором дорожки и клетки, величаво принимала подношения от гостей и виртуозно уворачивалась от желающих погладить ее пышную пятнистую шкурку – жизнь в клетке сделала кошку неласковой. Свой вольер у нее тоже был – за павильоном с лесными жителями. Там в деревянном домике с надежной крышей и подстилкой из душистого сена Манька дважды в год приносила котят – как на подбор красавчиков, крепышей и будущих мышеловов. В этом и заключалась ее работа.
    Манька слыла отличной матерью, заботливой, нежной, мудрой. И молока у нее приходило – хоть залейся. Поэтому вместе с котятами копошились, пищали и присасывались к соскам приемыши самых разных пород. И Манька безропотно выкармливала сироток. Потешных ежат с голыми пузиками и мяконькими колючками, толстых пушистых крольчат, полосатых енотиков, милых бельчат и даже маленького волчонка – он родился слабым, и волчица от него отказалась. Сотрудники зоопарка называли Маньку «мать-героиня», хвалили и баловали. Кошка старалась как умела – вылизывала потомство, учила ухаживать за шерсткой, ходить в лоток, шипеть на врагов и презрительно коситься на род человеческий. Получалось неплохо.
    Новенького воспитанника она подобрала в инкубаторе, заглянув туда с очередным обходом. В зоопарк с месяц назад привезли яйца эму, казуаров и еще каких-то экзотических птиц, со дня на день ожидали птенцов. До пернатых Маньке не было дела, но на писк она среагировала мгновенно. Черный, мокрый, горячий как печка детеныш неизвестной породы был немногим меньше самой кошки, он жалобно разевал рот и явно хотел к маме. Недолго думая, Манька ухватила малыша за шиворот и утащила к себе в домик.
    Подрастающие котята не слишком обрадовались новому братцу. Но сперва кошка весомыми оплеухами разъяснила им правила поведения, а затем проявились достоинства нового родственника. Его черные бока согревали домик лучше любой батареи, спать прижавшись к теплой чешуе оказалось весьма приятно. Плюс куда-то моментально исчезли блохи, страшные мохноногие пауки и злые крысы, скалившие зубы из дальних нор. И еда в мисках больше не замерзала. И играть с братцем получалось неплохо – неуклюжий и неповоротливый он забавно разевал пасть и тяжело прыгал, пытаясь поймать шалунов.
    Служители зоопарка не сразу поняли, что у Маньки в семье за прибавление. Сторож Палыч решил, что кошка притащила с помойки бесхозного щенка и не стал никому рассказывать. Практикантка Липочка успела обрадоваться, что умная кошка спасла морскую свинку из террариума. А ветеринар Коркия подумал, что бедной Маньке шутки ради подкинули мини-пига и решил посмотреть – что получится.
    Истина стала явной, когда детеныш застрял в домике и развопился на весь зоопарк. Палычу пришлось распиливать крышу, попутно отмахиваясь от паникующей кошки. У спасенного малыша оказалось четыре когтистых лапы, зубастая пасть, длинный хвост с шипом на конце и два бугорка на спине, в которых явно угадывались зачатки будущих крыльев.
    - Ящер! – ахнул Палыч и сел прямиком в стог сена. От полного конфуза старика спасла лишь припасенная в кармане фартука бутылочка с таинственным содержимым.
    - Дракон! – исправила сторожа Липочка и тихонько упала в обморок.
    - Перед нами Draco magnifica, дамы и господа, - констатировал образованный ветеринар. – Неизвестный науке вид.
    Совещание по поводу инцидента затянулось почти до утра. Директор зоопарка, человек старорежимный и мнительный, опасался, что дракон подрастет и разнесет клетку к кузькиной матери. Маркетолог уверял, что продажа билетов вырастет в два с половиной раза, не говоря о сувенирах и календариках. Зам по развитию обещала взять на себя все переговоры и в перспективе выменять подросшего дракотенка на белого слона, тигра или хотя бы медведя. Главбух беспокоился, что редкостного питомца непременно попытаются выкрасть. Спорили долго, бурно и жарко. Наконец сообща порешили – оставить, но бдить!
    Маленького дракона переселили в отдельную большую клетку на задворках – показывать его публике пока что не решались. Котят забрали, чтобы раздать желающим – на Манькиных детей всегда выстраивалась очередь. Кошку тоже хотели выселить, но осиротевший дракон улегся в угол вольера и заплакал, словно ребенок. Пришлось вернуть.
    В размерах дракон, вопреки ожиданиям, увеличивался довольно медленно. Через полгода сделался размером с овчарку, через год – с лошадь. Крылья у него выросли, но для взлета все еще не годились, и клубы дыма не обращались в огненное дыхание. Зато чешуя засияла металлическим блеском, грозные клыки отсверкивали из пасти и глаза сделались золотисто-янтарными с искрами пламени в глубине.
    Невзирая на размеры он оставался кротким и смирным зверем, на волю не торопился, решетку не тряс и бетонный пол подрывать не пробовал. Сокровища (ими объявлялось все блестящее и бесхозное) прятал в логово и стерег рьяно. В остальном вел себя хорошо, не огрызался на сторожей, покорно разрешал чистить клетку, поливать пол из шланга и даже тыкать иголкой в лапу – ветеринар Коркия дважды в месяц делал анализы, изучая Draco magnifica по мере сил.
    В еде теплокровный ящер оказался непривередлив – и от каши с мясной обрезью не отказывался и от подпорченных фруктов и от картофельных очистков и рыбьих голов. Больше всего любил молоко с кукурузными хлопьями – обнимал миску передними лапами, урчал и выдувал дым из ноздрей. Впрочем, толику лакомства для приемной мамы обязательно оставлял. И не ложился спать, пока кошка не вернется из ночных странствий. Манька в свою очередь так привязалась к воспитаннику, что перестала плодиться и заунывным воем собирать с округи любвеобильных котов. Она таскала в клетку мышей и колбасные шкурки, вылизывала дракону морду, дремала, свернувшись у него между лап, и шипела на всех, кто приближался к клетке. Вскоре у кошки прибавилось поводов для тревоги.
    Старорежимный директор вышел на пенсию – почтенный возраст дал о себе знать. Взамен прислали эффективного менеджера с большими связями и новая метла заработала на все четыре стороны. Уволили половину сотрудников, урезали зарплаты и содержание, распродали экзотических птиц, шимпанзе и тигрицу – чересчур дороги. На дорожках появились киоски с яркими лакомствами и игрушками «made in China», аттракционы-стрелялки и танцевальные павильоны. Звери сделались дополнением к выгодным развлечениям – им никто не желал зла, но и интереса они больше не представляли.
    Кошку Маньку сняли с довольствия первой – эффективный менеджер счел, что выхаживать слабых детенышей нерентабельно. До дракона руки дошли не сразу, нов итоге и его приспособили к делу. Выставили в клетке между рептилиями и хищниками, повесили табличку Draco magnifica и посадили фотографа – делать желающим снимки на фоне чудища. Нельзя сказать, что дракона обрадовало такое внимание. Он прятался в логове (приходилось выпихивать его метлами к посетителям), жалобно выл, дрожал чешуйчатым брюхом и шарахался от любопытных. Только Манька кое-как могла утихомирить воспитанника – рядом с кошкой дракон вел себя относительно смирно.
    Ветеринар Коркия дважды делал доклады, требуя обеспечить редкому питомцу покой, но слушать его не стали. Мало ли что зверушка плохо ест, мало ли с чего выглядит чахлой – зима, авитаминоз, к весне выправится. А нет – так и чучело из дракона получится выразительное. Практикантка Липочка прорвалась к директору и устроила сцену, обещая пожаловаться в Гринпис. Дурочку уволили тотчас, без выходного пособия. Только Палыч молчал – старик знал, что с начальством спорить себе дороже. Но у сторожа было доброе сердце.
    По ночам, когда в пустом зоопарке не оставалось ни единой живой души, Палыч открывал клетку и выводил дракона. Прогуливал по дорожкам, разрешал прокатиться с горки, приманивал к замерзшему пруду и прикармливал рыбой, подбрасывая добычу в воздух – с каждым разом выше и дальше. Сперва дракон плюхался чешуйчатым пузом об лед и вопил от обиды, потом научился ловить еду на лету, а к весне и сам стал тяжело подниматься ввысь. Кошка Манька сидела на берегу, терзала персональную кильку и мурлыкала в усы. Ее драгоценный питомец снова подрос и даже прибавил в весе.
    Все закончилось в марте. Компания подвыпивших бандюганов решила поразвлечься по-пацански. То есть поохотиться на доступную дичь. И под покровом ночи пацаны забрались в зоопарк. Закидали петардами клетку с волками, потыкали палкой в медведицу, попытались изловить и зажарить лебедя – всеобщий любимец не первый год зимовал на пруду. Встречи с драконом пацаны явно не ожидали. Перепуганный ящер дыхнул на нежданных гостей и впервые сумел изрыгнуть пламя. Пацаны выжили, но лишились волос, дорогой одежды и золотых цепей – «голды» дракон подцепил когтем и уволок в логово – охранять.
    Поднялся шум. Журналистов в зоопарк не пустили, а вот визита полиции избежать не удалось. Дракона признали опасным, заведение пообещали закрыть, и эффективный менеджер принял решение безо всяких королевских советов. Ветеринар Коркия на прямой вопрос развел руками – не могу знать, товарищ директор, чем усыпить дракона. Егеря из охотхозяйства стрелять в диковинного зверя отказались наотрез – кто из жалости, кто из трусости. Пришлось вызывать охотника из столицы. Пока суд да дело, клетку загородили, и подходить к чудовищу настрого запретили, только корм забрасывали вилами, чтобы зверюга не взбесилась от голода. Дракон блаженствовал в одиночестве, урчал над миской, грелся на раннем солнышке, блаженно щуря янтарные глаза. А вот Манька сходила с ума – слонялась по дорожкам, гнусаво мяукала и заглядывала в глаза прохожим. Если б клетка была закрыта простой защелкой или задвижкой, кошка бы справилась, но открыть ключом замок она не могла. Из питомцев зоопарка такой фокус проделывал лишь шимпанзе Тарзан, жаль затейника уже продали.
    Ветеринар Коркия, не дожидаясь конца истории, уехал в отпуск на Кипр – он успел привязаться к незадачливому питомцу. Практикантка Лидочка отправилась в Амстердам, в головной офис «Гринпис», но в ожиданьи приема попала на курсы тантрической йоги и пропала для общества. Не просыхающий вторую неделю Палыч не сомневался, что потеряет работу – запасные ключи от клеток хранились в сторожке и выпустить ящера значило взять вину на себя. А не выпустить – жить с виной до скончания дней.
    Будь Палыч помоложе лет на пятнадцать, шоркай по квартире его скандальная жена Валька, останься в городе дочь, выживи сын, старик бы вряд ли решил геройствовать. И сейчас сомневался – дважды обошел территорию, прислушиваясь к возне встревоженного зверья, к воплям из обезьянника, волчьему вою, тявканью лис, смеху кривоногой гиены. Ночь уже перевалила за середину, когда сторож решился.
    Глупый дракон никак не хотел выходить из клетки – даже рыба не манила его, даже миска свежего молока не прельщала. Метлу он перекусил словно косточку и весело потряс головой – здорово, давай поиграем дальше! В тусклом свете фонарей сделалось видно, что гладкая чешуя светится изнутри горячим светом. Пламенный, дивный зверь!
    Помогла Манька – в прыжке ухватила дракона за острое ухо, нагнула упрямую голову и потащила к выходу изо всех сил. Бедняга крякнул, но сопротивляться не стал – маме кошке виднее. На свободе он сразу взбодрился, понюхал воздух, встряхнулся и распустил перепончатые широкие крылья. Оставалось заставить дракона подняться в воздух.
    Протрезвевший от тоски Палыч понимал, что крупно рискует. Дракону достаточно дыхнуть, чтобы сделать из спасителя свежий шашлык. Эх, была не была! Зарядив дробовик картечью, сторож пальнул из обоих стволов в ясное небо. Перепуганный дракон икнул, взвыл, навалил на редкость вонючую кучу и лишь затем тяжело поднялся в воздух. Бедная Манька сидела на голове у воспитанника, держась зубами за ухо. Соскочить вовремя она не успела.
    Неуклюжий полет быстро выровнялся. Возможно причиной явилась круглая голубая луна, или пленник наконец-то вырос, но крылья понесли его с легкостью. Заложив круг над клетками, дракон вякнул в последний раз и решительно двинулся в сторону городского парка. Палыч перекрестился.
    Вести о чудище появлялись в газетах еще пару недель. Дракона видели на помойках, на задворках рыбозавода, на конеферме, в ювелирной лавке и супермаркете. Обошлось без жертв, но разрушения он причинил немалые, сожрав помимо прочего двадцать восемь кило красной рыбы, двух ротвейлеров и один дорогой дрон. Потом новости поступать перестали, и судьба ящера так и осталась тайной.
    Сторож Палыч избежал увольнения – шум привлек к зоопарку комиссию, началось разбирательство, всплыли растраты, и эффективный менеджер отправился мониторить хозяйство на реке Индигирке. А старик уцелел, проработал еще год с лишним и отправился на пенсию по доброй воле. Незадолго до этого в зоопарк вернулась хлопотливая Манька.
    Путешествие не улучшило характер пожилой кошки, она сделалась ворчливой и беспокойной, неохотно брала из рук лакомства и вообще сторонилась людей. В свой черед она принесла четырех котят – да таких, каких в городе в жизни не видывали – дымчато-голубых, пушистых до невозможности, с искристо-синими внимательными глазами. Поговаривали, что котята эти умеют просачиваться сквозь закрытые двери, читать мысли своих хозяев и даже летать – невысоко, до третьего этажа.
    Не верите? Подите в кассу, купите билет, не забудьте кусочек копченой скумбрии или колбаски – и ступайте навестить Маньку. Ее домик по-прежнему прячется за павильоном с лесными жителями, пол выстелен свежим сеном, а от любопытных посетителей кошку отделяет стекло. Нынче она выкармливает двух рысят с кисточками на ушках, пятнистыми шкурками и прелестными куцыми хвостиками. И воспитывает их строго, но справедливо. Кошка Манька – отличная мама.
    А откуда в зоопарке взялось драконье яйцо, я не знаю. Все вопросы к поставщикам экзотических птиц. Мало ли что они там перепутали…

    plus
    137
    0
    7
  • Здрасте
    Исправленная 3-часть жизней

    Прости, я снова проиграл

          Под подушечками пальцев чувствовалась мягкая ткань кресла. Ветер, дующий из открытого окна, продувал лёгкую ткань, надетую на небольшое тельце. Холодно. Но не холоднее, чем когда узнаёшь о смерти любимого человека. Чёрт... Снова эти ненужные воспоминания. Я вновь потерял тебя. Я потерял тебя уже дважды. Да что не так с этим миром?! Медленно встав с кресла, я начал падать. Не успев ни за что схватиться, я впал в короткий сон, сильно ударившись головой об пол и что-то железное. Кажется, этот человек не сильно беспокоился о безопасности в этом доме. Медленно запустив руку в волосы, достал я её уже в крови. Это было последнее, что я успел сделать до того, как отключился. Что ж, эта жизнь обещает быть весёлой.

          Очнулся я уже в белой палате с запахом бинтов и медицинского спирта. Больница. Кто бы сомневался. Но как я здесь оказался? Пытаюсь медленно поднять голову. Это кто-то так издевается, или это звон из головы? В глазах всё плывёт, не могу сфокусироваться ни на чём. Чёрт. Пролежав ещё несколько минут в одном положении, пытаясь сфокусировать свой взгляд хоть на чём-то, я всё же смог чуть приподнять голову и увидеть человека, мирно спящего на стуле. Резко подняв голову с рук, этот некто обрадовался и начал расспрашивать про моё самочувствие. Чёрт, да кто это вообще такой? "Кто... Вы?" - тихо спрошу я.

          --- Хех, неудивительно, что ты меня забыла, Цу*. Я ведь так редко приезжал... Я Кохаку, можешь звать просто Коху. Твой старший брат. - его по-настоящему янтарные** волосы и медового цвета глаза указывали на его имя, а причёска тихо колыхались от ветра, пробирающегося в палату из приоткрытого окна.

          Вопросов стало чуть меньше, хоть и было их ещё много. Смогу ли я снова найти тебя? И потеряю ли снова... А нужно ли это? Да, я безумно хочу видеть тебя снова. Чувствовать твой запах, перебирать твои мягкие волосы. Знать, что ты жива. Или жив... Жизнь - такая странная штука. Даже слишком... Одно я знаю точно. Я не хочу терять тебя снова. Не переживу. Как и в прошлые разы... Что ж, для начала нужно выписаться из больницы. А дальше уж решим.

          Как оказалось, с братом мы виделись редко, а сейчас он лишь пришёл навестить меня из-за того, что я не отвечал на звонки. Или не отвечала... Собственно, это не так уж и важно. После какого-то переломного момента я заперлась у себя дома, ни с кем не контактировала, а после и вовсе перестала отвечать на звонки брата, который, пусть и звонит не так уж и часто из-за загруженной работы, но всё же беспокоится. Работает Коху, кстати, местным полицейским-детективом. Одновременно и скучно, и интересно. Но пока что мне это неважно. Не для этого перерождался. Или для этого?.. А чёрт его знает, плевать.

          Уже больше месяца я живу со своим старшим братом. Возвращаться в то "подобие" дома мне не хотелось. Да и сам Кохаку настоял на прохождение реабилитации у него. Мало ли во что я вляпаюсь дома. Тебя я всё также не искал. Хотелось, но брат никуда меня не выпускал. Понятно конечно же. Сотрясение мозга с внутреннем кровотечением органов, которые также упали на что-то металлическое. Кто в здравом уме выпустит человека одного после этих травм? Тем более, что требуется реабилитация. Ну и пусть. Вдруг, перегорит. Я стану постепенно забывать тебя... Чёрт, да кого я пытаюсь обмануть?! Тебя? Себя? Ты не выходишь из моей головы днями. Как я тебя, к чёрту, смогу забыть? Слеза предательски скатывается по щеке, падая на книгу. Слишком много всего навалилось. Нужно же хоть иногда не сдерживать свои эмоции... Слёзы застилают прозрачной пеленой глаза, и вот, огонь в камине, перед которым я сижу, расплывается в глазах, а книга намокает всё больше. Через несколько минут я отказываюсь в объятиях обеспокоенного Хоку. Слёзы уже текут ручьём, а взгляд, устремлённый куда-то вдаль, ничего не означает. Скоро вновь вижу понимающий (?) и сочувствующий взгляд брата перед собой. Он прижимает меня к себе, и, наконец, я забываюсь в беспокойном сне.


    ***


    Коху, обеспокоенный моим подавленным настроением, предложил погулять. Развеяться так сказать. Ну а что оставалось делать мне? Отрицать? Бессмысленно. Брат - не слепой человек, понимает, что что-то не так. Понимает, что мне нужна помощь. Беспокоится... Хотя я ему почти никто. Сожительница, не более. А он ведь даже и не знает, что перед ним вместо его сестры сидит Ангел в позапрошлой жизни. Забавно. Но я стараюсь вести себя подобающе сестре. Характера её я, правда, не знаю. Но что обычно делают и чем занимаются сестры примерно предполагаю. Я изменилась. Для него я сильно изменилась, раз он долгое время меня не видел. Ну, хоть так. Получив радостную улыбку в ответ на моё согласие и "Тогда пойдём скорее. Улица не будет ждать!", я весело побежала за ним. Он же так старается. Вот и я постараюсь тоже.


    Улица встретила нас своей летней теплотой и солнечными лучами. Коху неспеша шёл рядом со мной, восторженно рассказывая про какой-то новый аттракцион. Вот вам и полицейский. Но у него заслуженный отдых, ему можно. Да и мне можно. Почему бы не спустить один день на отдых от этой суматошной жизни? Вот и я считаю, что причин отказываться нет.
    Свет слепил глаза и жарил людей. Где-то были слышны радостные крики детей с площадок и спокойные, умиротворённые вздохи их родителей, когда мы подходили совсем близко. Везде царило веселье и покой. Просто обычный и спокойный летний день, когда можно просто отдохнуть и расслабиться после тяжёлых дней и вечной суматохи. Вдохнув чуть теплый воздух, не такой уж и раскалённый для лета, я впервые смог спокойно выдохнуть, зная, что сейчас ничего никому не угрожает. Что можно отдохнуть. А жить, вроде, не так уж и плохо. Жаль, что понимаешь это только в такие моменты, лишь убежав от всех проблем. Но хоть так. Надо бы почаще совершать такие вылазки.



    ***

          Прошло ещё несколько месяцев. Сижу в кресле как обычно, читаю книгу, а Хоку работает за столом. Вчитываясь в книгу так, что даже не сразу обращаю внимание на ругнувшегося на всю комнату брата.

          --- Чёрт! Это снова он. Успешно скрывается от полиции уже на протяжении четырёх месяцев. Акияма***, а именно так зовут преступника, совершает успешные крупные ограбления, промышляет мошенничеством, держит заложников, а иногда, и убивает их. У нас совершенно нет никаких зацепок! Чёрт бы его побрал.

          При упоминании имени преступника сердце дрогнуло и пропустило несколько ударов. Это что? Я же его даже не знаю. Да и к тому же... Это, чёрт его подери, преступник! Что за бред.
          Безумно скучно. Быть может, помочь им в расследовании? Не зря же я всё это время читал "метровые" детективы.

          --- Даже думать об этом не смей! Ты хочешь, чтобы я потерял ещё одного близкого человека из-за работы?! Ну уж нет! Сиди дома и радуйся жизни, она у тебя одна. (Хехе, ну да)

          Я долго не мог понять, о чём он говорит. Осознание правды пришло не сразу.

          --- Что? Родители?.. - всё, что я смог вымолвить своим дрожащим голосом.

          Нахмуренные брови и отведённый взгляд брата "дали" согласие на мой вопрос. Ох, чёрт... Ясно. Видимо, их убили. Полагаю, я должен грустить, верно? Я же даже их не знал... Ну, пусть будет так.

          --- Да и к тому же. Ты девушка! Необученная хрупкая девушка. Что ты собираешься делать с преступником?! - резко перевел тему Коху.

          Ну... А я действительно не знаю. Я умею драться, хорошо знаю мотивы и психологию.. Но будет ли этого достаточно? Плевать.
          В тот же день я взломала компьютер брата с информацией о неком "Акияме". В тот же день я сбежал из дома в ближайший бар, чтобы... Что люди там делают обычно? Ах, да.. Расслабиться.

    Я брёл долгое время, шурша опавшими листьями под ногами. Была осень, конечно. Такое яркое время года, но такое же холодное, сколь и яркое. Осенью красиво. Жизнь словно обновляется, унося живые и тёплые воспоминания куда-то вдаль.
    Вдали начал показываться бар.

          Тихо. По углам сидят заядлые алкаши, от которых несёт перегаром и дешёвыми сигаретами. Противно. Заказывать ничего не собираюсь. А зачем? Забыться? От чего? Забужусь и вновь буду думать о тебе. Протрезвею - станет стыдно за свои эгоистичные выходки, а потом придётся снова и снова подносить ко рту горькое виски или коньяк. Нет. Не хочу так жить. Выгонять меня, вроде, и не собираются. А может и просто не замечают. В этом "заведении" (хотя больше бы подошло "пристанище") лишь пьянь, да и только. И даже пьяный в хлам бармен изредка ходит за таблетками на склад. Видимо, много "проблемных" посетителей. А может, просто голова болит. Но в таких количествах? Не работай он, подумал бы, что он хочет умереть от этих таблеток. Хотя, может так и есть.

          --- Хэй, девушка, не желаешь познакомиться? - раздался голос откуда-то сбоку.

          Внешность смутно напоминала кого-то... Точно! Акияма! Быть может, это бар настолько непопулярный, что преступника здесь не будут искать? Сейчас так темно, хоть глаз выколи. Будет бесполезно. Да и людей достаточно много. Ты почти ничем меня не заинтересовал. Кроме одного. Я чувствовал в тебе душу Мии. Это ещё что за шутки? Мои ангельские способности сохранились и до сих пор? Нет. Тяга к соулмейту****? Не знаю. Уже ничего не знаю. Стоит ли заново с тобой знакомиться? Или... Ты просто очередной плод моей фантазии? Моего уставшего организма. Но ты продолжал смотреть на меня своим загодочно-лукавым взглядом, ожидая ответа. Ай, да чёрт с ним! Терять уже ведь уже нечего. Ведь нечего же?..

          Ты всеми силами старался расположить меня к себе. А может, это просто я не старался бояться тебя. Плевать. Это уже не так важно. Ничего уже неважно. Сразу можно предположить лишь два варианта - 1)Я тебе чем-то приглянулся; 2)Ты стараешься заманить новую жертву в заложники. Меня не тревожил ни один вариант. Пусть будет как будет. Вдруг, это и вправду ты?!.. Слишком много думаю. Пора завязывать. И когда я успел превратиться в такого пессимистичного человека? Надо бы изменить свои взгляды. Хотя, нужно ли оно мне? Посмотрим позже.

          Казалось, будто ты и не собираешься причинять мне боли. Будто ты меня помнишь. Но ведь этого не может быть, так ведь? Лишь в прошлой жизни Ангел может помнить свои жизни. К сожалению или к счастью.
          Прошло некоторое время, мы с тобой разговорились. Чуть не сболтнул лишнего. Но мне повезло, ведь ты не обратил на это внимания. Можно спокойно выдохнуть. Быть может, если мы будем меньше взаимодействовать, ты не покинешь меня? Бред. Ну а вдруг?.. Ты заказал нам два бокала виски. Собираешься спиться и выдать все карты? Не думаю, что ты настолько глуп. А может, просто хочешь споить меня? Хах, ну попробуй. Может, это и приведёт к чему-нибудь интересному. Хах.


    ***


          С тех пор мы стали собираться ночами в том самом баре. "Проигрыш", вроде. Занятное название для какой-то забегаловки, верно? Сюда обычно приходят те, кто проигрывает. Или просто от скуки. Я надеюсь, что от скуки. Не могу же проиграть и в этой жизни. Наверное. Коху всё чаще стал ругать меня за мои "ночные гулянки". Ну не могу же я сказать ему правду. Тем более тогда, когда у него завал в работе из-за Аки. Извини, брат, но я испытываю к нему чувства уже на протяжении 3-ёх жизней. Да, теперь я полностью уверен, что это именно ты. Даже превратившись в преступника, ты не утратил ни единого хорошего качества. Просто... Так сложилась судьба, верно? Я знаю, что ты не хочешь ничего этого делать. Но после перерождения есть и побочные действия. Одно из них - подчинение действиям предыдущей души. Прости меня. Прости. Я не могу ничего исправить, извини. Лишь буду рядом. Хотя и это тебе вряд ли нужно... Но. Я постараюсь.

          Прошёл месяц. Ты предложил встречаться. Мог ли я тебе отказать? Нет конечно. Для меня даже немного шок, что все твои действия действительно похожи на искренность. Это так... Странно? Полагаю. Но, быть может, всё наконец налаживается? Может, лучше просто расслабиться и наслаждаться этой жизнью? Не хочу расслабляться. Вдруг, всё будет, как и в прошлый раз?.. Не хочу, чтобы ты меня снова покидал. Это трудно. Трудно и тяжело. Пусть я и слабак, мне очень тяжело каждый раз, снова и снова, переживать твою смерть. Смерть единственного близкого мне человека. Единственной "вечной" любви. А ты ведь даже и не знаешь об этом. И не узнаешь. Я не смогу рассказать тебе про твои прошлые жизни. Слишком большое давление. Поэтому люди и забывают их. Просто просыпаются в теле другого человека, душа которого или переносится в другое тело или отправляется в забытие. Смотря от их целей, которые остаются в мире. Или же не остаются. Однако, было бы гораздо тяжелее адаптироваться в новой жизни, помня свою старую. Или имея хоть несколько воспоминаний оттуда. Верно же? Думаю, и я бы так не страдал, не помнил бы я свои прошлые жизни и тебя. Хотя, страдаю ли я? Лишь от потери. Постоянной потери. Ведь моя к тебе любовь никак не мешает мне жить. Лишь заставляет жить и дальше. Спасибо тебе за столь хорошие и тёплые воспоминания. Надеюсь, всё так и будет.


    ***

    В очередной солнечный день я подхожу к нашему месту, жмурясь от слишком ярких лучей. Это самая обычная поляна рядом с мирно протекающей там речкой. Банально, правда? Но нам нравилось. Там может было забыться и просто хорошо проводить время. Там то ты и показывал мне настоящего себя. Улыбался мне, шутил, ласково обнимал и шептал мне на ухо слова о том, что всё будет хорошо. И я охотно верил в это. Разве ты мне мог соврать? Не думаю. На этих встречах... Ты будто отдыхал от всего. Хотя, наверное, так и есть. Мы оба забывали про проблемы и невзгоды. Потому что прямо здесь и сейчас всё хорошо. И я не хочу ничего менять. Да и ты похоже, тоже.
    Ты очень многое переводил в шутку, и я был безмерно благодарен, потому что, вымученный судьбой, я тяжело приходил к нормальной жизни, говорил много ненужного. Хотя может и нужного, но уже давно забытого. Многое переходит в воспоминания. Почти всё. Но и это не важно. Мы ведь можем сделать новые, верно? И находясь рядом с тобой, слыша твой смех и видя ясное, радостное лицо, я охотно верил в это. Спасибо тебе. Я действительно в этом нуждался.

    ***

          Прошло ещё пару месяцев. Яркие листья всё также опадают, будто заметая следы. Никто так и не вышел на твой след. Ты слишком хорошо всё прячешь. Тебя бы и могли бы поймать или найти, если бы ты не забывал оставлять хоть какие-то следы. Так даже скучно. Но тем не менее, хорошо. Так я могу находиться с тобой гораздо больше. Думал я до одного момента. Ты резко вскочил и сказал, что нам нужно порвать. Что я тебе мешаю. Что я был нужен лишь для прикрытия. Пообещал убить, если я сейчас же не пойду к себе домой и буду возражать. А может, ну её, жизнь? Хоть так. Хоть от твоей руки. Но ты просто прогнал меня из бара. Знаешь, ты выглядел довольно обеспокоенным. Что же с тобой случилось, my darkness*****?

          Мне нужно всё обдумать. Всё, происходящее за эту жизнь. Я забрался на крышу какого-то дома (благо дело, лестница там была открыта). Медленно закуриваю сигарету. Морщусь. Какой же противный запах. Начинаю кашлять. Чуть позже привыкаю. Табачный дым, мирно пробирающийся в лёгкие, расслабляет и позволяет думать более трезво на пару со свежим прохладным ветром, бушующим весь вечер. Сегодня что-то случится. На сердце слишком тревожно. Неужели?... Дрожащими пальцами набираю номер брата, слышу лишь гудки. Через некоторое время Коху всё же берёт трубку. Радостный голос начинает меня пугать.


    ***


          --- Представляешь, мы наконец нашли нашего Акияму! Уже мчусь на всех порах за ним. Приготовь ужин, будем праздновать! И аккуратнее будь. До вечера, сестричка.

          Чёрт. Чёрт, чёрт, чёрт. Выкидываю потухшую от дождя сигарету, быстро спускаюсь с крыши многоэтажки. Прибежав в полицейский штаб, интересуюсь, в какую сторону поехал Коху. Мне не хотели отвечать долгое время, но проверив мои документы, мне всё же сказали. Чёрт, могу ведь не успеть.
          Бегу за его машиной, оббегаю, бегу на место, где гонишься ты. Ты ведь в тот день поехал на мотоцикле. В дождь. Глупый.

          Я не успел. Я снова не успел. Ты резко отлетаешь в сторону, перевернувшись несколько раз. Подбегаю к тебе. Ты почти не дышишь. Сквозь дождь прислоняясь к тебе, слышу тихие, почти неслышные удары сердца.

          --- Прости, я не мог по-другому поступить. Ты могла бы тоже быть поймана или убита. Слишком много конкурентов и полиции. Прости, Цу. А теперь... Беги. Я не хочу, чтобы тебя задержали как сообщницу. Я любил тебя... - хрипло и тяжело промолвил ты. В последний раз закрылись твои глаза. Ударов больше не слышно...

          Вот и бар оправдал своё название... Прости, я снова проиграл. Прости. Я не хотел этого.

          Всё ещё лежу на мокрой дороге в темноте, сжимая твою, теперь уже, неподвижную руку и прислоняясь к тебе.

    ***

          Свет? Откуда? Нас кто-то нашёл? Какая-то машина с бешеной скоростью несётся на нас. Уходить я и не собираюсь. А смысл? Удачи нам в следующей жизни, что ж.
         Свет приближался до тех пор, пока не наступила полная тьма.

          _Прости, я снова проиграл._


    Хехе, да
    *Цу. Полное имя - Цукико. В переводе с японского "дитя луны".
    **Имя Кохаку в переводе с японского "янтарь". Отсылка на его внешность.
    ***Имя Акияма в переводе с японского "осень". Отсылка на время года, когда они познакомились.
    ****Соулмейт - родственная душа.
    *****My darkness в переводе с английского "моя тьма". Отсылка на то, что Аки преступник
    Есть две отсылки в тексте на песни.
    Нервы - Кому ты звонишь
    П*рнофильмы - Я так соскучился
    Кто заметил, тот молодец.

    plus
    36
    0
    1
See all 264 results
Photos 2 résultats
Vidéos 9 résultats